Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

Букара, букарка, пикуль, букарь, водянка. Рыба пикуль


что это такое, фото, домашний рецепт приготовления

11 февраля 2017 2709

Далеко не каждая хозяйка сможет с уверенностью ответить, что же такое пикули. Некоторые это блюдо путают с корнишонами, а кто-то вообще понятия не имеет о чем речь.

пикули

Пикули — это замаринованные с пряностями мелкие овощи. В баночках могут размещаться самые разнообразные овощи преимущественно карликовых сортов. Отлично поддаются маринованию овощи недозрелой стадии. Помимо овощей, по банкам закладывают бобы, початки кукурузы, яблоки, груши, вишню с косточками, сливу.

За счет содержания большого количества уксуса и пряностей, заготовка обретает пикантный вкус. Пикули принято подавать как остро кислое, с пряным ароматом, дополнение к основному блюду. В Европе их добавляют внутрь гамбургеров. Маринованные малютки — отличная закуска к алкогольным напиткам. Если раньше пикули были диковинкой, то сегодня их стали готовить на домашних кухнях.

История возникновения

Идея маринования мелких овощей взята англичанами из индийской кухни. Пикантная закуска получила широкое признание в XIX веке. Традиционный состав предусматривал закладку разных овощей с бобовыми, бахчевыми культурами, семенами папоротника, жгучего перца и настурции.

В русской кухни их воспринимали как заграничный, чаще производимый в Англии и Германии продукт. Заморское блюдо подавали к ростбифу или бифштексу. С появлением фастфуда пикулями стали приправлять блюда быстрого приготовления — гамбургеры, сэндвичи.

Сравнивать пикули с привычными соленьями не стоит — это абсолютно разные вкусы. Промаринованное содержимое баночек обретает жгуче-пряный непривычно резкий вкус. Отсутствие информации о технологии приготовления не способствовало широкому распространению маринада.

В царские времена пикули подавали как заморское блюдо, позже английское блюдо перестало завозиться. О пикулях лишь изредка упоминали в литературе. Кроме типичного состава, чисто английский привкус закуске придают зерна горчицы.

Как приготовить пикули в домашних условиях

Необходимые ингредиенты по рецепту:

  • огурцы-корнишоны — 200 гр;
  • зеленые стручки фасоли — 180 гр;
  • соцветия цветной капусты — 200 гр;
  • молодая морковь — 2-3 шт;
  • кукуруза молочная — 1 кочан;
  • мелкий красный лук — 3-5 шт;
  • стручок жгучего перца;
  • семена настурции — 1 ст. л;
  • семена горчицы — 2 ч. л;
  • кориандр в зернах;
  • уксус столовый — 0, 5;
  • вода питьевая — 0, 5 л;
  • головка молодого чеснока,
  • соль — 3 ст. л;
  • сахар — 200 гр.

Время приготовления: 1 час.

Калорийность: 38.42 ккал на 100 грамм.

  1. Огурцы замочить в воде. Вымыть все овощи и очистить. Отделить соцветия цветной капусты. Морковь и початок кукурузы также нарезать колечками. Чеснок очистить от верхнего слоя шелухи. подготовить специи
  2. По стерильным баночкам с закрутками разложить подготовленные овощи. Очередность закладки может быть любая, главное, чтобы содержимое баночки выглядело равномерно. разложить по баночкам
  3. Следующим шагом следует приготовить маринад. Внутрь кастрюли влить воду, добавить сахар, соль, специи. Довести воду до кипения, влить уксус. Перемешать и снять с огня. сделать маринад
  4. Залить маринадом баночки, закупорить крышечками. Укутать полотенцем. После полного остывания поместить пикули в холод. пикули

Расфасованные по стерилизованным банкам пикули хранят в холодильнике, готовы они будут спустя неделю. Взятый за основу маринад позволит экспериментировать с набором ингредиентов, получая каждый раз новый вкус.

Приятного аппетита!

Оценить статью:

0

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Google+

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Что еще почитать:

notefood.ru

Личинка ручейника | Рыбалка на пенопласт

Главное условие длительного сохранения ручейника – наличие у него прочного, гладкого, компактного «домика». Ручейники с домиком из камушков, иголок, мелких травинок, песка долго не хранятся. Если домик личинки зацепляется в коробке для хранения, то она его покидает. Личинка без домика живет даже в хорошо увлажненной среде не более 2-3 недель. Лучшие домики личинок скрученные из листвы.

Перебор ручейника на газете

Перебор ручейника на газете

Добытых личинок, принесенных домой нужно сразу перебрать. Если отложить эту операцию хотя бы на пару часов, то значительная часть личинок погибнет. А если сделать это на следующий день – выкинете не менее половины. Чтобы перебрать личинок, высыпаем их на расстеленную газету. Самые живые начинают быстро расползаться, почти как таракашки. Ловим их и складываем в емкость для хранения. Если не успеваем ловить, то время от времени приподнимаем края газеты, стряхивая личинок в центр. Это простая операция, т.к. на суше личинки все-таки неуклюжие и за газету зацепиться не умеют. Личинок, выползших из домика, складываем отдельно в другую емкость, чтобы использовать на рыбалке в ближайшее время. Когда разбегающиеся личинки закончатся, на газете все еще останется много личинок, большинство из которых живы. Если личинка шевелит из домика лапками – она жива. Складываем в емкость для хранения. Если личинка не шевелится, берем ее в руки и слегка сжимаем узкий конец домика-трубочки. Живая личинка упругая на ощупь и обычно при такой операции показывает лапки. Мертвая личинка мягкая и может при нажатии просто вывалиться из домика. Мертвых личинок выбрасываем. Также обычно остается несколько пустых домиков.

Операцию по переборке личинок обязательно повторяем на следующий день, а потом раз в неделю. Занимает она буквально 5 минут, но при этом обеспечивает Вас живой наживкой на всю зиму. Не поленитесь. Обычно в процессе переборки потери личинок составляют 0-2 на сотню. Если больше, это Вам сигнал – перебирайте чаще. Одна мертвая личинка, испортившись в емкости, может отравить много других.

Для хранения личинок используем емкость с крышкой. В крышке проделываем отверстия для доступа воздуха. Деревянные емкости использовать не рекомендую, т.к. субстрат в них быстро подсыхает, что может привести к гибели личинок. Можно использовать пенопластовые или металлические нержавеющие емкости. Но я обычно использую пластиковые контейнеры, чего и Вам рекомендую. Емкость должна быть скорее широкой, чем объемной. Так, в литровое ведерко из под мороженного я бы поместил не более двух сотен личинок. А в плоский пластиковый контейнер для продуктов той же емкости – в три раза больше. Емкость ставим в холодильник, не слишком близко к испарителю, чтобы личинки случайно не подморозились. Если емкость используется впервые, то не поленитесь раз в день заглянуть, не посох ли субстрат. И при необходимости увлажните его. Желательно подобрать такую емкость, чтобы процедура увлажнения проводилась только во время переборки. Т.е. примерно раз в неделю.

В качестве субстрата можно использовать мох. Он долго держит влагу и обладает дезинфицирующими свойствами. Но будучи однажды пересушенным, мох начинает рассыпаться и теряет значительную часть своих свойств. Кроме того мхи бывают разными, и у каждого мха своя динамика увлажнения и высыхания. Я обычно использую в качестве субстрата хлопчатобумажные тряпочки. Лучше взять плотную ткань типа сатина, чем ситец, или тем более марлю. У рыхлых тканей быстро размахряются края и личинки могут запутаться в нитках, покинуть домик или вовсе погибнуть. Кроме того личинки потихоньку грызут ткань и от ситца через пару месяцев остаются лохмотья. Во время проверки тряпочки, предварительно отряхнутые от прицепившихся личинок, тщательно прополаскиваем в нехлорированной воде и слегка отжимаем. Это и есть процесс увлажнения. Хорошо бы использовать воду из того же ручья, но обычно такой возможности нет. Хлорированная вода может стать причиной массовой гибели личинок.

Подкармливать личинок не нужно. Совсем! Ничем! Они и так прекрасно себя чувствуют. Я не заметил существенного уменьшения размера личинок. Зато их кожа становиться более прочной, и они теряют часть лишней жидкости и выделений. При неудачном прокалывании крючком только что добытой личинки она может из белой или желтой стать грязно коричневой, почти черной. И определенно теряет привлекательность для рыбы. К тому же свежая личинка выдерживает на крючке всего пару-тройку поклевок. Я рекомендую использовать личинку не раньше, чем через пару недель после заготовки. Качество ее при этом становится заметно лучше.

napenu.ru

Букара, букарка, пикуль, букарь, водянка

Узкорегиональные названия личинки стрекозы:

БукараФиксируется в Сети слабо, в малых городах Владимирской обл. и в Ивановской обл.

Статус: рыбацкий жаргон.Происхождение слова: вер., однокоренное с букáшка; ср. Даль букáрка, арх. "жесткокрылое насекомое, жучок, козява, козявка", СРНГ букарáшка "насекомое; букашка", Ветл. Костром., Иван., Онеж. КАССР.Фиксация в словарях: ср. СРНГ букáра "насекомое; букашка", Яросл., 1926.Синоним: казара (широко).

На Клязьме стерлядку ловят на букару – личинку стрекозы … (социальная сеть "МирТесен.Ру", 2013, автор из Коврова, 47 лет).

[На какую наживку чаще всего клюёт рыба стерлядь?] На «букару»… личинка стрекозы, но не мелкая зеленая, а бурая, здоровая такая… (форум [otvet.mail.ru], 2013, автор из Коврова).

…Кстати, я, пацан, удочкой «из лесу» на букару или червя окуней ловил по локоть (свой, конечно), а на белый хлеб – краснопёрок таких же… (рыболовный форум [kkuzmin.ru/forum], 2012, автор из Мурома, 1975 г. р.).

Насадка: Мотыль, букара (из отчёта на рыболовном портале [fion.ru], автор из Мурома, 2010).

Для таких рек основным кормом рыб является не мотыль, а ручейник и прочие водяные козявки, типа пиявок, букары и взрослые насекомые (рыболовный форум [gdekluet.ru/forum], 2011, автор из г. Александров Владимирской обл.).

Букара – личинка стрекозы – отличная приманка по осеннему окуню (владимирский рыболовный форум [forum.fishing33.ru], 2013, автор из Гусь-Хрустального).

Р. Колпь, Владимирская область. Погода «гуляет». До обеда практически бесклёвье. После 13-ти выход хорошего окуня. Тяжёлый вольфрам, безмотылка или подсадка букары (отчёт на рыболовном портале [burbot.ru], автор из пгт Красная Горбатка Владимирской обл., 2010, 1958 г. р.).

Прошу учесть, что букара в основном встречается 2-х видов… (один из которых в простонародье называют клопом, а другой – казарой)… На нее, кстати, еще и платва, язь берет… (рыболовный форум, Иваново [ivfish.ivanovocat.ru/forum], 2012).

Слышал, что окунь хорошо берет на букару (личинка стрекозы), правда сам ни разу не пробовал! (рыболовный форум [ivfish.ivanovocat.ru/forum], 2012, автор из г. Тейково Ивановской обл.).

***

Букарка

Ловят окуня на отводной с приманками 1,5–2 дюйма и на букарку, т. е. личинку стрекозы (рыболовный форум [fion.ru/forum], 2011, автор из Твери).

Я на букарку не ловлю, в основном – спин [= спиннинг]. Но как ловят видел (рыболовный форум [fishing.ru/Forum], 2009, автор из Твери).

Ну, короче, черный безхвостый твистер принес мне немало поклевок! Это к вопросу о кормовой базе окуня (букарка там или что-то подобное), ибо щупари клевали на хвостатые твистеры… (рыболовный форум Твери [forum-mvs.tvercenter.ru], 2011).

Окунь на букарку (рыболовный форум [fion.ru/forum], 2009, автор из г. Бежецк Тверской обл.).

***

ПикульУдарение: на второй слог.Прим.: возм., так называют тж. личинку ручейника.Происхождение слова: ср. СРНГ пикýлька "дудочка; свистулька", Южн. Сиб., 1847, Сиб., Иркут., Прииссыккул. Киргиз. ССР, Урал, Перм., Свердл., Волог., Вост., пикýлка – тж., Свердл., 1965; вер., по месту обитания личинок (с переносом: "дудочка" > "полый стебель растения" ср. дударь – местн. назв. личинки ручейника, от дудá в знач. "стебель растения".Фиксация в словарях: ср. СРНГ пикýль "личинка, живущая в воде (используется как наживка при ловле рыбы)", Сухолож. и Талицк. Свердл., 1983.

Впервые рыбачу на личинку стрекозы, называемую здесь пикулем (Андрей Торопов, "Не щучье озеро" // Рыбак рыбака. – 2009. – № 2; автор из Томска).

Чем кормится окунь на первом озере – неведомо, а на втором – дофигища пикуля (личинка стрекозы) в трубочках из хвоща (автофорум [forums.drom.ru], 2013, автор из Томска, 1966 г. р.).

Мы с Корешом бурим и макаем мормышки, предлагая окуню мотыля, опарыша, пикуля, откликов из-подо льда нет (отчёт на рыболовном портале [fishingsib.ru], автор из Томска, 2013, 1981 г. р.).

Я обычно ловил хариусов и ельцов на пикуля. Но его искать еще надо, в отличие от червей (комментарий на городском портале, Томск [gorod.tomsk.ru], 2009, 30 лет).

Те кто на мотыля рыбачил меньше поймали. Хорошо берёт на пикуля и на ручейник (форум Томска [forum.vtomske.ru], 2010).

Народ, а в городе ручейника (пикуля) продают, и где? (рыболовный форум, Томск [spinning.tomsk.ru/forum], 2010).

У нас в Томске действительно с этой насадкой проблем нет. Так и называют ее – «ручейник». А «пикулем» называют очень крупного (до 3,5 см) ручейника зеленого цвета. Особый вид (рыболовный форум [fishingkem.ru/forum], 2010).

Короче аборигенов местных обловил… штук 90 поймал полосатиков, причем с одной лунки… они л[о]вили на «пикуля» (личинка жука ручейника)… (о рыбалке в г. Колпашево Томской обл.; рыболовный портал [fishing70.ru], 2009).

У меня есть телефон пикулистов. А ты на чибаков чтоль собрался? Если на окуней, то им похер что жрать. Я бы даже сказал, что на пикуля круче (форум г. Колпашево Томской обл. [k70.ru], 2011).

Ср. ещё:Кому интересно: пикуль – это такое насекомое типа ручейника примерно 3–4 см в длину. Хранится прямо в стеблях непонятной болотной травы (о рыбалке в Томской обл.; рыболовный портал [fishing70.ru], 2012, автор из Кемерово, 1976 г. р.).

Наверное правильное название – Пикуль (по-моему личинка одного вида стрекозы, живёт в трубочке из травы, можно найти на мелководье руку по локоть) (рыболовный форум [fion.ru/forum], 2011, автор из Екатеринбурга).

***

Букарь

А можешь связать на заказ штук пять «букарей» – это личинка стрекозы… окунь от нее в восторге (украинский рыболовный форум [fishing-ua.com], 2010, автор из Кривого Рога, 43 года).

В детстве мы его [«зверя»] называли «букарь», говорили что это личинка стрекозы. Окунь ловился просто замечательно (комментарий к фото; тот же форум, 2012, другой автор из Кривого Рога, 33 года).

У нас тоже ловят на все! А с нормальными трофеями и рыбой со льда уходят не все. У меня сделаны из свенца, а поведением напоменают букаря (о "яйцах", разновидности мормышки; украинский рыболовный форум [rybalka.com/forum], 2012, автор из Кривого Рога, 1974 г. р.).

***

Водянка

Водянка – насадка профессиональных «мариночников». Эта темно-серая или зеленоватая личинка толщиной миллиметров 5 и длиной около 20–25 живет в иле и в корнях прибрежных кустов теплых арыков со слабым течением (Иван Бедрицкий, "За маринкой – в горы" // Рыбалка на Руси. – 2012. – № 11; автор из Ташкента).

У нас в горных реках водится рыба «Маринка» (http://fish-book.ru/marinka), ловится она на водянку, на ручейников, на тину и т. д. (рыболовный форум [mushki.ru], 2011, автор из Ташкента).

Говорят, что на том озере, которое мы прошли, тоже неплохая глубина и есть маринка и осман. Ловится он на водянку, которая копается там же под камнями и в песке… (отчёт на рыболовном портале Ташкента [ribalka.uz], 2007).

Личинка стрекозы, сказали в простонародье водянка называют, короче для мариночников (рыболовный форум Узбекистана [fishing.uz], 2011).

lingvoda.ru

РЫБЬЯ ЛЮБОВЬ. Богатство. Пикуль Валентин

В длинной череде камчатских начальников самой колоритной личностью был адмирал Завойко — тот самый, что возглавил оборону Камчатки от англо-французского флота в период Севастопольской кампании. Надо сказать, что этот высокообразованный человек не боялся суровых мер и чуть ли не палками принуждал камчадалов сажать картошку. До него Камчатка жила привозом и добычей с охоты — культуртрегер Завойко приказал завести огороды и выращивать на них овощи. Опыт огородничества удался. Камчатская земля, подогретая изнутри работой вулканов, оказалась чрезвычайно плодородной; в долинах рек не только репа, но даже пшеница росла очень хорошо. Однако рыба всегда оставалась главным продуктом питания, а на севере Камчатки ее коренные жители были сплошь ихтиофагами — они от рождения до смерти поглощали рыбу даже в сыром виде. Европейская часть России кормилась, по сути дела, рыбою волжскою и каспийскою, совсем не ведая вкуса рыбы Дальневосточной, — охотско-камчатская лососина до Москвы и Петербурга не доходила…

Все последние дни Соломина были заняты помыслами о нересте лосося и о пиратстве японцев. Беспощадно разрывая ткань этих переживаний, в Петропавловск затесался какой-то тип, один лишь вид которого вызывал омерзение: вшивый и грязный человек лет сорока, он носил канадскую куртку с капюшоном, ноги были обуты в разбитые ичиги, на все вопросы он отвечал только матюгами. Его схватили на огородах, где он свернул курице голову. Урядник явил бродягу в присутствие — пред ясные очи Соломина.

— Ты кто? — последовал вопрос.

В ответ — мать-перемать, так тебя и разэтак. Соломин круто развернулся и — тресь в зубы! Задержанный сразу обрел дар человеческой речи:

— Чего стучишь по мне? Я тебе дверь, что ли?

Дознались, что это старатель без паспорта и родства не помнящий, добывал золотишко на севере уезда, в их партии было шесть человек, один краше другого, но с моря вдруг подошла шхуна с американцами, пятерых сразу убили, его ранили, все намытое золото янки заграбастали и убрались в море…

— И много намыл? — спросил Соломин.

— Месяц лопатился, словно каторжный, тряс-тряс на лотке, а фарту не было — всего фунтишко и наскреб.

Андрей Петрович велел уряднику отвести бродягу в карцер — пусть доктор Трушин там и лечит его рану, — дать Роднику спирту и кормить невозбранно, дабы отъелся после голодухи.

А придет «Маньчжур», сдадим его под команду, и пусть Кроун отвезет его во Владивосток в — полицию…

Блинов потом сказал Соломину:

— Таких, как этот, много, а сколько — никто не знает, Говорят, в прошлом годе на Чукотку выбрались человек полтораста, а пароход снял осенью только сорок.

— Куда ж остальные делись?

— Сдохли! У них папы с мамочкой нету — никто не поплачет. Вы этот народец и не жалейте. Сейчас лосось прет в реки так, что кирпичную стенку проломит. Об этом и думайте…

— Но где же «Маньчжур»? — переживал Соломин.

Задача канонерки — сохранить рыбью любовь.

Кровь у рыбы холодная, зато любовь у нее горячая! Лосось любит только один раз — перед смертью… В рыбьей любви есть что-то величественное и загадочное. Из нежной капсулы икринки рождается малек, а родиной его бывает река или озеро с чистыми проточными водами. Окрепнув в пресной среде, лососенок скатывается в соленую купель океана, где и проходит вся его жизнь

— жизнь, по-своему, наверное, очень интересная и даже, пожалуй, увлекательная. Речь у нас, читатель, пойдет только о лососевых рыбах — кете, горбуше, чавыче, кижуче, семге и прочих.

Подрастая на жирных пастбищах, лосось долго бродит в таинственных безднах, давно позабыв о своей родине. Но вот он достиг зрелости и тогда подчиняется страшной, почти необъяснимой силе — инстинкту! В темных пучинах рыбы идут могучими косяками, влекомые любовью, которая станет для них трагична. Какие опытные штурмана ведут миллионные стада лососей? Откуда они берут свой удивительно верный курс? Мы этого не знаем. Не знает этого и сам лосось, который, всплывая с глубин океана, астрономически точно находит ту реку (или даже ручеек), которая была его родиной.

Готовый к нересту, лосось уже облачился в брачный наряд. Окраска сделалась привлекательно пестрой, иногда даже ярко-красной. Но зато внешне рыбы стали уродливей — выросли горбы, обнажились зубы, носы заострились на манер клювов. Лососю уже давно тесно в толчее своих сородичей. Рыбная масса двигается сама, и при этом она двигает перед собой водяной вал. В устьях рек вода вскипает от безудержного плеска. А выдавленные общей массой на берег лососи издыхают, но в последний миг жизни они все же мечут икру — в лужи, в траву, щедро обрызгивают ею кусты.

Природа не прощает таких ошибок — эта любовь окажется бесплодной…

Начинается последний этап стихийной гонки! Плотной фалангой лосось стремится вверх по течению, его не остановят даже скалистые пороги, не устрашат даже бурные водопады. Разбиваясь о камни, цепляясь плавниками за каждый выступ, совершая прыжки через мелководья и поваленные деревья, лосось идет посвятить себя акту пылкой любви. И нет сейчас такой силы, которая способна задержать его героическое движение к любви (а точнее говоря — к смерти)!

В такие периоды рыбак перестает быть рыбаком — он не ловит рыбу, а просто черпает ее ведром, словно воду из реки. Птицы становятся гурманами: они садятся на спины лососей и выклевывают им лишь глаза — ослепшие рыбы все равно продолжают путь. Собаки заходят в реку и отжирают у лососей самое лакомое — головы, вкусно хрустящие на зубах. Медведи садятся на берегу, и, подцепив лосося на коготь, перебрасывают его через плечо, даже не оглядываясь. Накидав целую кучу рыбы, косолапый приступает к еде — обстоятельно и неторопливо. Я не рисую, читатель, картину варварского истребления — я изображаю лишь скромную сцену потребления, неспособного нарушить общую гармонию нереста.

Итак, наш лосось продолжает путь, и, пока его жабры еще покрыты водою, он преодолевает любую быстрину, устремленный туда, где нерестились его предки, где он сам познал радость своего рыбьего бытия. Изможденные, почти полумертвые, лососи разгребают песок и гальку, в ямки гнезд мечут икру с молоками. Сколько бы ни длился этот беспощадный процесс нереста, за все его время лосось ничего не ест. Но, исполнив свой родительский долг, он рыцарски остается на страже гнезда, тихо колебля над ним воду хвостом, а потом… потом умирает. Печально, но это так: лососю никогда не суждено видеть свое потомство.

Такова трагедия пылкой рыбьей любви!

А законы промысла справедливы — рыбу можно ловить, дозволено отбирать у нее икру. Нельзя лишь препятствовать нересту, грешно пресекать акт рыбьей любви, преступно лишать лосося завершения священного цикла природы. Но камчатская рыба, входя в устья рек, сразу же попадала в плотные сети флотилий лейтенанта Ямагато — японцы бессовестно нарушали законы лова.

Они нарушали и границы русского государства! В самый разгар лососиного нереста в Авачинскую бухту наконец-то вошла с океана канонерская лодка «Маньчжур»…

Город сразу наполнило воркование гитар, по мосткам заходили матросы-клешники (тоже стенкой, как и лососи), а навстречу им, пыля юбками, павами выступали сердечные зазнобы, душеньки и лапушки. Господи, да на что им сдались эти матросы? Глаза бы их, бестий, никогда не видели! И что в них хорошего находят? Матросам тоже глубоко безразличны камчатские красотки — гордые, разве они унизят свое моряцкое достоинство вниманием к иному полу? Кажется, что в непримиримой вражде сошлись два различных мира, которым никогда не ужиться вместе. Но это только внешнее впечатление. Не стоит делать поспешных выводов, а лучше подождем, пока стемнеет…

На осыпанный теплым дождем Петропавловск щедро пролилась забубенная матросская лирика:

Что земля? Она полоской узкой.

Па-азабылась вся родня.

Ветерок, лети на берег русской — Па-ацелуй их за меня.

«Ишь какие мастера соблазнять!..» Чопорно и равнодушно проколыхались мимо матросов колокола юбок, а черные ленты с чеканной славянской вязью «Маньчжуръ», трепеща на ветру, обвивали крепкие шеи матросов…. Огорченно вздрогнули гитары:

По морям, по волнам, Нынче здесь, завтра там.

Эх, моря!

Моря, моря, моря.

Нынче здесь, а завтра там…

Под этот аккомпанемент Соломин увиделся с командиром «Маньчжура». Кавторанг Кроун выслушал его и сказал:

—Даже не просите! Я не имею инструкций заходить в Охотское море, у канонерки определенные задачи: побывать в Анадыре, исполнить поручение в Номе на Аляске, затем — рейд до кромки полярных льдов Берингова пролива. Поймите, что «Маньчжур» связан маршрутами лишь к востоку от Камчатки, и я ведь еще до Владивостока предупреждал вас об этом…

В уютном салоне, похожем на будуар великосветской дамы, Соломин сидел на диване, обтянутом золотистым штофом, над его головою мягко посвечивали блеклые матовые абажуры. Извне в салон проникали звонки сигнальной вахты, всхлипывания придонных насосов, тяжкие вздохи усердных воздуходувок. Здесь царстововала жестокая правда военных порядков, правда путиловской брони и обуховских калибров, в пособничестве которых так нуждалась обездоленная Камчатка…

Вестовой матрос, крепкий зубастый парень, внес на подносе кофе и бутылку душистого арманьяка. Отдельно на тарелочке лежал нарезанный сыр, янтарно нежилась прозрачная японская хурма.

— Не хотите ли пообедать? — предложил Кроун с радушием хозяина. — Это не затруднит: одно нажатие кнопки, и…

— Спасибо. Но от рюмочки не откажусь.

Кавторанг разлил по рюмкам тепловатый коньяк.

— Здесь, на Камчатке, — сказал он, — все богатства на сотню лет вперед разворованы и распроданы оптом и в розницу. Когда-нибудь потомство еще предъявит суровейший счет нашим великороссийским разгильдяям, которые знать не хотят, что тут творится…

Порывшись в столе, кавторанг показал Соломину кусочек чего-то зеленоватого, даже неприятного на вид.

— Как вы думаете, что это такое?

— Трудно догадаться.

— Золото.

Рядом он положил нечто, похожее на окатыш гальки.

— Тоже самородок?

— Нет. Олово.

— Откуда это у вас?

— Я любопытный и, когда схожу с корабля на берег, внимательно смотрю себе под ноги…

Соломин вернул разговор в прежнее русло:

— Положение у нас создается аховое! Перегораживая реки, японцы не дают лососю подняться в верховья рек, от этого население внутри полуострова не сможет обеспечить себя запасами рыбы на зиму. Камчатку ожидает голод… В первую очередь погибнут, конечно, собаки. Камчатка лишится связи и основного транспорта, ибо без собак мы здесь — ничто!

Настроение у Кроуна заметно испортилось, но никакое красноречие Соломина не могло стронуть канонерку с рейда Петропавловска, чтобы заставить ее окунуться в промозглую слякоть Охотского моря… Кавторанг ответил Соломину:

— В вашем рассказе для меня нет ничего нового. Так было до вас, боюсь, что так будет и после вас. Но войдите и вы в мое положение. Обстановка к востоку и северу от Камчатки не менее напряженная, нежели в Охотском море — к западу от Камчатки. Только, ради бога, не подумайте, что я бюрократ, цепляющийся за пункты инструкции. У меня свои дела… Выпьем?

Соломин придвинул к нему свою рюмку.

— Вы куда сейчас?

— Заглянем в бухту Провидения.

— А что там стряслось?

— Какая-то загадочная шхуна без флага и маркировки зашла в поселок, матросы перестреляли половину мужчин, изнасиловали женщин, забрали всю пушнину и ушли, устроив на прощание пожар в чукотских ярангах. Если я не появлюсь там, люди окончательно потеряют веру в защиту от лица России.

— Я вас понимаю, — согласился Соломин. Сидеть в прогретом калориферами салоне, попивая арманьяк, было, конечно, очень приятно, но, к сожалению, пора и честь знать. Андрей Петрович нехотя поднялся с дивана.

— Жаль, — вздохнул он. — Очень жаль… Я ведь ждал вас как манны небесной, мы все рассчитывали на канонерку.

Кроун отвел глаза и сказал:

Простите. Я ведь только голова, а начальство — шея. Куда шея пожелает, туда и голова — поворачивается…

Он увел «Маньчжура» в безбрежие океана.

Была середина июля (самый разгар лососевого нереста), когда из Большерецка прибыла полетучка: староста сообщал, что с Курил подошли японские флотилии, перегородив сетями устья Большой реки и Быстрой, — теперь браконьеры совсем затворили лососю проход к нерестилищам в глубине полуострова. Соломин даже не глянул на карту уезда-и без карты понятно, каким бедствием угрожает это японское нашествие…

За окном меленько моросило, желтоватый туманец наползал с моря, погружая душу в уныние. Ночью над Камчаткой разразился страшный штормяга, который бушевал три дня, пока не сменился ровным, устойчивым норд-вестом. Когда «Маньчжур» вернулся из Провидения, ветер еще срывал с поверхности бухты белые охапки соленой пены, похожей на лохмотья свежей капусты.

Канонерка притащила на буксире избитую штормом японскую шхуну с измочаленным такелажем и разбитым рангоутом, но без команды. Соломин при свидании с Кроуном спросил:

— Как она вам досталась?

— Иду вдоль берега. Вижу — шхуна. Мотается в дрейфе, но с сетями. Японцы — паруса долой, сети обрубили, а на гафель — флаги: «Покажите широту и долготу места». Скажи на милость, какие талейраны выискались! Ведь берег у них под самым носом, определиться пара пустяков. Но тогда надо признать, что забрались в чужие воды. Вот и притворяются, будто не знают, где находятся… Я не выдержал и тут же конфисковал шхуну.

Соломин неожиданно вспомнил:

— В прошлый раз я забыл просить вас, чтобы вы забрали из моего карцера одного бродягу золотоискателя.

— На мой бы характер — камень ему на шею да бултых за борт… буль-булъ, и готово! Я за эти годы устал доставлять во Владивосток этих гужбанов. Тюрьма там — будто ее вылепили из каучука, — сажают туда, сажают… без конца!

Кавторанг спросил — как дела? На этот раз Соломин не стал уговаривать Кроуна, а молча выложил перед ним поле-тучку от большерецкого старосты. Кавторанг вчитался в ее страдальческое содержание и начал мерить салон резкими шагами.

— Но до каких же пор?! — выкрикнул он. — Наконец, это уже натуральное свинство… Я думаю, нам хватит одной ночи, чтобы поджать фланцы на гребных валах.

Эта фраза ничего не объяснила Соломину, а кавторанг открыл кран умывальника и ополоснул лицо забортной водой.

— Но учтите — я крут! — предупредил он, хватая с вешалки пышное махровое полотенце.

— Как мне понимать вас?

— Я же сказал русским языком, что за ночь успеем поджать фланцы, а значит, утром я могу увести канонерку в Охотское море и там устрою разбойникам хорошую баню.

Соломин отреагировал на это — в растерянности:

— Я не желал бы стать причиной нагоняя, который вы получите от своего начальства за самовольное вхождение в Охотское море.

— Пустяки, — отшутился Кроун. — В конце концов, эполеты на моих плечах

— это дело наживное, как и деньги…

«Маньчжур» ушел, а Блинов стал накаркивать беду:

— Как бы эти моряки Камчатку на попа не поставили! Кроун не пропадет, у него жена питерская аристократка, он служит и на всех свысока поплевывает. А вы можете пенсии лишиться, тогда на старости лет зубами еще нащелкаетесь.

— Да перестаньте, господин Блинов!

— Могу и перестать. Но предупреждаю: дело может кончиться международными осложнениями, вот и будет всем нам кишмиш на постном маслице…

— Надеюсь, что до этого не дойдет, — отвечал Соломин, хотя в душе уже стал пугаться агрессивности Кроуна…

От Петропавловска до Большерецка, а потом из Большерецка до Петропавловска — путь немалый, и возвращения «Маньчжура» пришлось ждать до конца июля. Кроун не стал бросать якорей на рейде — он пришвартовал канонерку прямо к городскому причалу. Едва матросы закрепили концы, как изо всех люков корабля, словно мусор из дырявого мешка, посыпались на берег японцы…

Их было много! Так много, что Соломин с трудом пробился через их горланящую толпу к корабельному тралу.

— Докладываю, — сообщил Кроун. — Большерецкий староста верно обрисовал картину. Когда я вышел к устью Большой, там царило настоящее варварство. Мне пришлось тараном, разбить двенадцать японских кораблей, все их невода я утопил к чертовой матери, а команды браконьеров задержал для «декларации».

Кавторанг предъявил Соломину пачку протоколов о незаконном лове рыбы в русских территориальных водах.

— Капитаны японских шхун подписались охотно?

— Без принуждения! Вот протокол, вот тебе за неимением кисточки мое перышко рондо, ставь иероглиф. И они поставили.

Через открытые иллюминаторы в салон долетал возбужденный гам японцев. Соломин сказал:

— Я понимаю, что юридически все оформлено правильно, и не придерешься. Но что мне делать с этой японской оравой?

— А чем они виноваты? — ответил Кроун. — Я лично к ним зла не имею, они люди подневольные. Вы накормите их, обеспечьте ночлегом и постарайтесь скорее избавиться от них.

— Возьмите их себе и переправьте во Владивосток.

— Увы, дорогой, я ухожу до аляскинского Нома…

Соломин срочно повидался с Сотенным.

— Миша, — сказал он уряднику, — хоть тресни, а раздобудь посуды не меньше чем на двести персон.

— Господь с вами. Где я столько наберу?

— Где, где! — возмутился Соломин. — Обойди дома в Петропавловске и отбери у обывателей все тарелки.

— Ну, отберу. А наши с чего есть будут?

— Да из кастрюлек! Не велика жертва…

Японских рыбаков разместили в пустующих прибрежных пакгаузах, и они там устроились для ночлега, даже радуясь нечаянному отдыху. Хорошо, что на складах оказались запасы риса — его отдали японцам, они его сами и варили. Никакой охраны к ним Соломин не приставил, рыбаки в ней и не нуждались, ведя себя покорно и прилично, среди них не оказалось ни пьяниц, ни скандалистов. Но прошел срок, и Соломин уже начал поругивать Кроуна:

— Кто его об этом просил? Я надеялся, что он разгонит японцев — и только, а он обрадовался, что дело нашлось, и вот посадил мне на шею целый батальон дармоедов.

Блинов, человек практичный, предупредил Соломина, что никакой пароход не согласится задарма катать эту безденежную ораву из Петропавловска до Владивостока:

— Вот разве что случайно зайдет японский корабль.

— А если не зайдет?

— Тогда будут зимовать с нами и прожрут в бюджете Камчатки такую дырищу, что вы своим жалованьем ее не законопатите.

По вечерам японцы пели мелодичные грустные песни, а Соломин с растущей тревогой озирал несгораемый шкаф, где лежали (вместе с ключом) казенные суммы. Обывателям, кажется, уже поднадоело кормиться из кастрюлек! Но, к счастью, для Андрея Петровича, в Петропавловск вдруг зашло незнакомое судно.

— Кажется, «Котик», — пригляделся Блинов.

«Котик» принадлежал Камчатскому торгово-промысловому обществу, а курсы этого корабля, очевидно, прокладывались не столько в штурманской рубке, сколько в Петербурге в доме ј 49 по Галерной улице.

— Может, прибыл Губницкий? — спросил Соломин.

— Это барин, — ответил Блинов, — он не станет за океан мотаться. Скорее, прикатил барон фон дер Бриттен…

На корабле не оказалось ни того, ни другого. А капитан «Котика», немец с анекдотичной фамилией Битто, встретил Соломина с учтивой холодностью. Он был одет в прекрасный костюм из американского шевиота, и перед ним начальник Камчатки выглядел жалким босяком… Битте выслушал просьбу Соломина забрать японцев в трюмы для отправки во Владивосток.

— Я согласен, — сказал он. — Но вы напишите мне отношение, чтобы я мог предъявить его начальству компании.

— Куда писать? На Галерную, в Петербург?

Битте усмехнулся, угостив Соломина гаванской сигарой.

— Зачем же так далеко? Пишите прямо в Сан-Франциско, я скоро там буду и передам ваше послание мистеру Губницкому, он человек, сочувствующий чужой беде.

— Чью беду вы имеете в виду? — насторожился Соломин.

— Японцев — они же пострадали от вас…

Спорить на тему о страданиях не хотелось. А случайный приход «Котика» в Петропавловск только потом показался Соломину странным и непонятным. Ведь с корабля не бросили на камчатский причал даже сушеной фиги, но зато с причала забрали толпу японских рыбаков. Когда последний из них исчез в низах корабельных отсеков, Битте сразу передвинул на мостике телеграф, и машины «Котика» обдали провожающих душным теплом перегретых механизмов, — корабль ушел во Владивосток…

Сезон лососиного нереста закончился, вместе с ним завершился сезон тревог. Как бы то ни было, но в этом году Камчатка отстояла свои промыслы от пиратов. Совсем рядом, в шести милях от Камчатки, японский лейтенант Ямагато думал, что многое зависит от Губницкого… Но он не знал, что очень многое в делах Камчатки зависело теперь от Соломина!

librolife.ru


Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..