Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

Эволюция рыб. Рыбы эволюция


Эволюция рыб — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Эволю́ция рыб представляет собой длительный процесс, который начался примерно 530 млн лет назад в раннем кембрии. Рыбы стали первыми существами, у которых появились челюсти. Рыбы, предположительно, являются предками всех четвероногих.

Краткий обзор

Самыми ранними предками рыб, вероятно, были животные, схожие по строению с ланцетниками — такие, как пикайя, Haikouichthys и Myllokunmingia. Эти три рода появились около 530 млн лет назад во время кембрийского взрыва, когда резко возросло количество таксонов животного царства. У пикайи была примитивная хорда, которая позже видоизменилась в позвоночник. В отличие от других представителей фауны, доминировавших в кембрийских водах, у пикайи тело состояло из хорды, рудиментарных позвонков и чётко выраженных головы и хвоста.

За ними последовали новые ископаемые позвоночные — хорошо защищённые панцирные рыбы, ископаемые остатки которых обнаружены в силурийских породах возрастом около 500—430 млн лет. Плакодермы резко увеличились в размере в сравнении со своими предками. Так, дунклеостей, достигавший в длину до десяти метров, был самым крупным живым существом девонского периода.

Первые челюстные рыбы появились в конце ордовика и получили большое распространение в девоне. Этот период окрестили «эпохой рыб». После девонского вымирания исчезли панцирные рыбы и бесчелюстные рыбообразные, за исключением миксинообразных и миногообразных. Также в конце девона появились первые лабиринтодонты — переходная форма между рыбами и амфибиями.

Бесчелюстные рыбы

Бесчелюстных рыбообразных относят к самым первым рыбам на Земле. Они принадлежат к надклассу (или кладе, по разным классификациям) бесчелюстных типа хордовых подтипа черепных. Бесчелюстные рыбы известны со времен среднего ордовика и к концу силура достигли пика своего развития. Численность бесчелюстных рыбообразных пошла на спад в конце девона и в конечном итоге большинство из них вымерли.

Конодонты

Внешне конодонты напоминали бесчелюстных угрей. Они появились, приблизительно 495 млн лет назад и вымерли 200 млн лет назад. Длина их тела составляла до 40 см.

Остракодермы

Остракодермы получили своё название из-за хорошо развитого экзоскелета (панцирь из крупных костных пластин или мелких чешуй).

По внешнему виду остракодермы были более или менее рыбообразными животными, хотя часто и без парных плавников. Их длина составляла от 2 см до 1,5 м, а возможно, и до 2 м. Жили в прибрежных зонах морей и в пресных водоёмах. Известны от верхнего кембрия до верхнего девона. По всей видимости являются предками челюстноротых.

Иногда рассматриваются как класс, но в большинстве современных систем не имеют таксономического ранга.

Челюстноротые

Первые челюстноротые появились в силурийском периоде. Это были плакодермы, большие хищные рыбы, защищённые костным панцирем. Предполагается, что эти челюсти развились из жаберных дуг бесчелюстных позвоночных.

Эволюция челюстноротых

Плакодермы

Плакодермы — первые челюстноротые существа.

При этом строение челюстей у плакодерм сильно отличается от строения челюстей у современных рыб. Так, у современных рыб эндохондральный нёбноквадратный элемент верхней челюсти расположен медиальнее основных мышц, смыкающих челюсти; у примитивных плакодерм он тесно связан со щекой, находясь латеральнее пространства, занимаемого челюстной мускулатурой. У большинства плакодерм вместо зубов к краям челюстей прикреплены крупные костные пластины, причём ни у одного из видов неизвестно регулярной смены зубов, обычной для других рыб. Эти особенности позволяют предполагать, что плакодермы произошли от линии примитивных челюстноротых позвоночных, отличных от форм, которые дали начало современным хрящевым и костным рыбам[1].

Все роды плакодерм обладали грудными и брюшными плавниками, но ни у одного не известен анальный. Хвост преимущественно гетероцеркальный (одна его лопасть больше другой)[2].

Акантоды

Древнейший из известных акантод был морским животным, но на протяжении девона пресноводных становилось всё больше. У них замечены две особенности, не обнаруженные у более ранних видов позвоночных: у них была челюсть, и они имели достаточно крепкий позвоночник, что помогало им в плаванье, так как их спинной плавник был закреплён лучше, нежели у акул.

Акантоды делятся на три отряда: климатиеобразные, ишнакантообразные и акантодообразные. Климатиеобразные имели много маленьких защитных костей на позвоночнике, у ишнакантообразных на челюсти имелись зубы, в то время, как акантодообразные зубов не имели, но зато у них были длинные жаберные гребни.

Хрящевые рыбы

К хрящевым рыбам относятся акулы, скаты и химеры. Они появились около 395 млн лет назад в середине девона.

У хрящевых рыб, в отличие от костных, нет плавательного пузыря. В связи с этим, чтобы не опуститься на дно, хрящевые рыбы должны находиться в движении. И у хрящевых, в отличие от костных рыб, жабры открываются наружу жаберными щелями; жаберных крышек нет.

Костные рыбы

Костные рыбы возникли в конце силура-начале девона около 416 млн лет назад. Сейчас спорно, от кого они вместе с хрящевыми произошли, — от плакодерм или акантод. После девонского вымирания, когда вымерли и плакодермы и акантоды, костные и хрящевые рыбы, не имея конкурентов, стали господствовать в морях.

Считается, что Guiyu — самая ранняя костная рыба[3].

Лопастепёрые рыбы

Лопастепёрые рыбы (в отличие от лучепёрых) перешли к обитанию во внутренних водоёмах, у них вырост пищевода превращается в лёгкое, ведущий анализатор — обоняние, и по сравнению с другими рыбами изменяется головной мозг. Лопастепёрые делятся на кистепёрых рыб и двоякодышащих.

Лучепёрые рыбы

Наиболее древняя находка ископаемых лучепёрых рыб имеет возраст 420 млн лет (конец Силурийского периода). Это хищная рыба Andreolepis hedei из отряда палеонискообразных (Palaeonisciformes). Останки этого вида были найдены в России, Швеции и Эстонии[4].

В пермском и триасовом периодах были широко распространены лучепёрые рыбы, обладающие ганоидной чешуей. На смену им около 200 млн лет назад появились костистые рыбы, которые в настоящий момент являются наиболее разнообразной и многочисленной группой рыб.

В отличие от лопастепёрых, другого класса костных рыб, лучепёрые, как правило, обладают костным позвоночником, и только у немногих сохраняется хорда или её остатки.

Эволюция

Кембрий, ордовик и силур. Появление рыб

Кембрий Ордовик Силур
Началу кембрийского периода (541—485 млн лет назад), как и фанерозоя, послужил кембрийский взрыв, после которого резко увеличилось количество представителей животного царства.
140px Пикайя Пикайя, наряду с Myllokunmingia и Haikouichthys ercaicunensis является кандидатом на звание «первого хордового» и «первой рыбы». Пикайя появилась около 530 млн лет назад, после кембрийского взрыва. Она является переходным звеном от беспозвоночных к позвоночным[5]. Длина пикайи была не больше 5 см. Вероятно, животное могло активно плавать, волнообразно изгибая тело, в первую очередь — его уплощенную заднюю часть[6] Скорее всего, пикайя была фильтратором и процеживала воду со взвесью через поры своей глотки[7].
140px Haikouichthys Haikouichthys — ещё одна переходная форма от беспозвоночных к позвоночным[8]. В отличие от пикайи имел глаза. По-видимому, хайкоуихтисы жили крупными стаями из нескольких сотен особей, что помогало им спасаться от хищников. Судя по небольшим размерам и своеобразной форме тела, плавали хайкоуихтисы плохо. В основном они держались у морского дна, где собирали мелкие частицы пищи. На некоторых хорошо сохранившихся окаменелостях хайкоуихтиса сохранились даже отпечатки внутренних органов и желез, вырабатывавших кожную слизь.
140px Myllokunmingia Myllokunmingia появился 530 млн лет назад. Длина тела составляла около 28 см. Это одно из древнейших хордовых.
140px Конодонты Конодонты — вымершие представители типа хордовых, внешним обликом похожи на современных угрей, отнесены к отдельному классу конодонтов (Conodonta). По одиннадцати известным полным окаменелым отпечаткам конодонтоносителей можно сделать вывод, что они по внешнему виду напоминали угрей. Их ротовой аппарат состоял из 15 или, реже, 19 элементов и радикально отличался от челюстей современных животных. Форма элементов — зубовидная, гребенчатая, листообразная; состав — фосфат кальция. Среди конодонтоносителей были как совсем крошечные (длиной около 1 см), так и гигантские (например, Promissum, длина которого достигала 40 см)[9]. В настоящее время палеонтологи сходятся во мнении, что для конодонтоносителей характерно наличие больших глаз, плавников с плавниковыми лучами, хорды и мощной поперечно расположенной мускулатуры.
140px Остракодермы Остракодермы имели панцирь из костных пластин или чешуйчатый покров (переднюю часть тела чаще всего защищал панцирь). Толщина его пластин у некоторых из них достигает 3 см. Глаза были у большинства остракодерм. В головном щите многих из них есть отверстие и для теменного глаза, расположенное примерно между парными глазницами. Оно, хотя и никогда не превышало их по размеру, часто было довольно крупным. У арандаспид такое отверстие было парным, но по другим интерпретациям оно у них не имело отношения к теменному глазу.
Ордовикский период (485—443 млн лет назад) — рыбы продолжают развиваться. У них пока отсутствуют челюсти и им приходится конкурировать с пока еще более сильными противниками, такими как ракоскорпионы.
140px Heterostraci Heterostraci — древний класс бесчелюстных рыб, обитавший в морях. Появился в раннем ордовике, но не пережил девонское вымирание.
Astraspis Astraspis — древний род примитивных бесчелюстных рыб. Но рыбы прогрессируют, и во время раскопок было обнаружено наличие боковой линии.
140px Pteraspidomorphi Pteraspidomorphi — древний класс ранних бесчелюстных рыб. Окаменелости доказывают наличие панциря на голове. Хвост напоминает хвост ланцетника, что увеличивало маневренность рыбы с её тяжелым костяным панцирем. Большинство жило в морях, но некоторые жили и в пресной воде.
Thelodonts В отличие от других представителей позвоночных своего времени, Thelodonts не имел костяного панциря. Существуют предположения, что именно они стали переходным звеном от бесчелюстных рыб к челюстноротым. Они жили как в пресных водоемах, так и в морях, начиная с раннего ордовика и заканчивая поздним девоном.
Ордовик закончился ордовико-силурийским вымиранием (450—440 млн лет назад). В итоге, вымерло около 27 % всех семейств, 57 % всех родов и 60-70 % всех видов. Это было второе из пяти массовых вымираний в истории Земли.
Силурийский период (443—419 млн лет назад) — появление челюстноротых, акантод и плакодерм.
Анаспиды Анаспиды имели веретенообразное и сплюснутое с боков тело, из-за чего напоминали рыб сильнее всех остальных остракодерм[10]. У разных видов форма тела отличалась мало. В длину они достигали 15 см (Lasanius, возможно, 20 см). Иногда к анаспидам относят и некоторых животных (Jamoytius), достигавших 25 см.
140px Акантоды Акантоды существовали с позднего силура (430 млн лет назад) до ранней перми (250 млн лет назад), главным образом в пресных водоёмах. Питание — предположительно, планктон. Древнейший из известных акантод был морским животным, но на протяжении девона пресноводных становилось всё больше. У них замечены две особенности, не обнаруженные у более ранних видов позвоночных: у них была челюсть, и они имели достаточно крепкий позвоночник, что помогало им в плаванье, так как их спинной плавник был закреплён лучше, нежели у акул.
140px Плакодермы Плакодермы или Па́нцирные ры́бы — класс челюстноротых (Gnathostomata), живших в палеозое, начиная с раннего силура. Расцвет панцирных рыб пришёлся на девон, однако в его конце класс этих рыб полностью вымер[1]. Ранние панцирные рыбы жили исключительно в пресной воде, но позже они переселились и в моря. Характерным признаком панцирных рыб была защищённость головы и туловища костяным панцирем. Самым крупным из представителей был дунклеостей из отряда Arthrodira, достигавший 10 метров в длину.
140px Guiyu Guiyu — самый ранний известный представитель костных рыб[3]. Жил в конце силурийского периода (около 419 млн лет назад) на территории современного Китая[11][12]. Длина от кончика головы до кончика хвоста составляла около 33 см[12]. Рыба объединяет в себе черты как лучепёрых, так и лопастепёрых рыб. Однако её отнесли ко второму классу.
Andreolepis Древний род Andreolepis включал самых ранних известных лопастепёрых рыб, включаяAndreolepis hedei, который появился в позднем силуре, около 420 млн лет назад.[13][14]

Девон. Эпоха рыб

Девон часто называют веком рыб. Действительно, бесчелюстные и челюстноротые заселяют практически все морские и пресноводные бассейны и достигают большого разнообразия.

В морях в девонском периоде тоже происходили перемены. Появились первые аммониты — головоногие моллюски со спирально закрученными раковинами, которых ещё ждал расцвет в мезозое. Донные хищники ракоскорпионы — эвриптероидеи достигают 1,5—2 метров в длину. Трилобиты начинают вымирать, судя по всему, им стало сложно жить при таком изобилии хищников.

В конце периода происходит массовое вымирание животных. После вымирания исчезли все панцирные и бесчелюстные рыбы.

Дeвoн
Девонский период (419—359 млн лет назад): Появление четвероногих, произошедших от рыб. Рыбы доминируют как в пресных водах, так и в морях. Из-за этого девон часто называют «эпохой рыб».
Раннийдевон
140px Psarolepis Psarolepis — древний вымерший род костных рыб. Является общим предком кистепёрых и лучепёрых рыб. Жил 418—397 млн лет назад. Ископаемые обнаружены в южном Китае в 1998 году.
140px Holoptychius Holoptychius — древний род костных рыб. Жил 416—359 млн лет назад
Ptyctodontida Ptyctodontida — древняя плакодерма с тонким панцирем, схожая по строению и внешнему виду с химерой. Жила на протяжении всего девона.
Petalichthyida Petalichthyida — одна из самых распространенных рыб раннего девона. Была найдена по всему миру. Предположительно, охотилась на мелкую рыбу из засады.
Laccognathus Laccognathus — род вымерших лопастепёрых рыб семейства Holoptychiidae. Были распространены в Европе и Северной Америке в девонском периоде (375 миллионов лет назад). Размеры тела достигали 2 метров. У рыб была большая плоская голова с мощным ртом и маленькими глазами. Предположительный образ жизни: придонные хищники, подстерегавшие жертву в засаде[15].
Среднийдевон
140px Диптерусы Диптерусы — вымерший род двоякодышащих рыб. Жили в среднем и позднем девонском периоде. Напоминали примитивных кистепёрых рыб. Длина тела 7—30 см. Тело веретенообразное, голова уплощённая. Тело было покрыто космоидной чешуёй, голова — сплошным роговым щитом. Зубные пластинки верхней и нижней челюсти птеригоидные (крыловидные) с веерообразно расходящимися 10—12 бугорчатыми гребнями. Хвостовой плавник гетероцеркный, спинных плавников 2, анальный — отдельно.
140px Cladoselache Cladoselache — род вымерших хрящевых рыб семейства кладоселяховых отряда кладоселяхообразных. Примитивные акулы, до 1,8 метра в длину, обитали в океанах Северной Америки. Имели глубоко раздвоенный хвост.
140px Coccosteus Coccosteus — вымерший род плакодерм. Больше всего ископаемых было найдено вблизи пресных водоемов, хотя, возможно, они могли плавать и в соленой воде.
Bothriolepis canadensis Bothriolepis Bothriolepis — один из самых распространенных плакодерм девона. Появился в начале среднего девона, но не пережил девонское вымирание.
Pituriaspida Pituriaspida — маленькая и плохо изученная группа вымерших панцирных бесчелюстных позвоночных (остракодерм), условно включаемая в состав непарноноздрёвых[16][17]. Название образовано от pituri — галлюциноген растительного происхождения, которым пользуются шаманы некоторых племён австралийских аборигенов, и др.-греч. ἀσπίς — «щит» (обычное для названий остракодерм окончание). Получили это имя из-за причудливой морфологии[18]. Известно два вида: Pituriaspis doylei и Neeyambaspis enigmatica.
Позднийдевон
140px Дунклеостей Дунклеостей — род вымерших панцирных рыб отряда артродир класса плакодерм, живших в девонском периоде 415—360 млн лет назад. Его представители достигали 8—10 метров в длину и были крупнейшими морскими хищниками своего времени.

Ископаемые останки обнаруживаются в Марокко, Бельгии, Польше и Северной Америке.

140px Titanichthys Titanichthys — род гигантских плакодерм, похожих на дунклеостея. Однако в отличие от него, Titanichthys питался мелкими рыбами.
140px Materpiscis Materpiscis — панцирная рыба длиной около 25 см, окаменелые останки которой возрастом 375 миллионов лет были обнаружены в 2005 году (описаны в 2008) в формации Гоугоу (округ Кимберли, Западная Австралия).

Особенностью найденной окаменелости является наличие внутри рыбы развитого эмбриона и хорошо сохранившейся пуповины, что делает эту рыбу самым древним известным представителем живородящих и относит период появления процесса живорождения и копуляции на 200 миллионов лет ранее, чем считалось до этой находки

Rhizodont Rhizodont — отряд древних костных рыб, живший 377—310 млн лет назад. Они достигали 7 метров в длину, что делало их самыми крупными пресноводными рыбами всех времен.

От рыб к четвероногим

В середине девонского периода, около 385 млн лет назад на Земле сформировались условия, благоприятные для массового освоения суши животными. Благоприятными факторами были, в частности, тёплый и влажный климат, наличие достаточной пищевой базы (сформировавшейся обильной фауны наземных беспозвоночных). Кроме того, в тот период в водоёмы вымывалось большое количество органики, в результате окисления которой содержание кислорода в воде снижалось. Это способствовало появлению у рыб приспособлений для дыхания атмосферным воздухом[19].

Происхождение земноводных
140px Eusthenopteron Eusthenopteron — вымерший род лопастепёрых рыб, сыгравших роль в становлении четвероногих. Ранее считалось, что эти рыбы выходили на берег, однако, сейчас большинство палеонтологов сходится на том, что они обитали в пелагической зоне. В род входят несколько видов, существовавших в позднем девоне, около 385 млн лет назад. Eusthenopteron был впервые описан J. F. Whiteaves в 1881 году в ходе работ по исследованию большой коллекции окаменелых останков рыб, найденных в канадском Национальном парке Мигуаша (Miguasha). Было найдено около 2000 экземпляров Eusthenopteron, один из которых был подробно исследован и описан в цикле статей, издававшихся с 1940-х по 1990-е шведским палеоихтиологом Эриком Ярвиком (Erik Jarvik, 1907—1998)[20].
140px Gogonasus Gogonasus (лат. Gogonasus — «морда» из Гоугоу) — лопастепёрая рыба, обитавшая 380 миллионов лет назад (верхний девон, франский век). Найдена в породах формации Гоугоу (округ Кимберли, Западная Австралия). Некоторые особенности скелета делают её похожей на тетрапод. Gogonasus имел внутреннее ухо, строение плавников показывает наличие костей-предшественников передних конечностей. Считается, что эта рыба могла вылезать на коралловый риф для ловли добычи.
140px Panderichthys Обитал на мелководье. Мог высунуть на короткое время голову из воды[21].
140px Тиктаалик Тиктаалик (лат. Tiktaalik) — род ископаемых лопастепёрых рыб из позднего девона, имевших много общих черт с четвероногими. Название означает «большая пресноводная рыба, живущая на мелководье» на языке инуктитутов, населяющих арктическую Канаду. Ископаемые останки были обнаружены в 2004 году в отложениях позднего девона (около 380 млн лет назад) на острове Элсмир (терр. Нунавут, север Канады) палеонтологами Эдвардом Дешлером, Нейлом Шубиным и Фаришем Дженкинсом.

Тиктаалик является переходным звеном между рыбами и наземными позвоночными. В его строении сочетаются черты тех и других.

140px Акантостега Акантостега (лат. Acanthostega) — род ископаемых тетрапод, живших в позднем девоне и являющихся промежуточным звеном между лопастепёрыми рыбами и наземными животными. Одни из первых хордовых, развивших конечности. Акантостега достигала длины около 60 см. Конечности не имели запястий, что говорит о крайне низкой приспособленности к передвижению по суше, и на каждой из них насчитывалось 8 пальцев. Строение скелета указывает на наличие внутренних жабр. Слабые конечности, которые не смогли бы выдержать вес животного, и короткие рёбра, на которые оно также не могло опираться, говорят о его преимущественно водном образе жизни.
140px Ихтиостега Ихтиосте́га (лат. Ichthyostega) — род ранних тетрапод, живший в верхнем девонском периоде, около 367—362,5 млн лет назад, и представляющий собой первое промежуточное звено между рыбами и амфибиями. Этот род рассматривается в составе амфибий, однако он не является прямым предком современных видов, предки которых — лепоспондилы (Lepospondyli) — появились в каменноугольном периоде.

У ихтиостег были ноги, но они, возможно, не использовались для ходьбы по суше. Ихтиостеги имели хвостовой плавник и некоторые органы чувств, функционирующие только в воде. Тело их было покрыто мелкими чешуйками.

По мнению некоторых учёных, ихтиостеги могут считаться переходными формами между кистепёрыми рыбами и наземными позвоночными.

140px Pederpes Педерпес (Pederpes finneyae, Pederpes finneyi) — примитивное четвероногое («земноводное») начала раннекаменноугольной эпохи. Единственное четвероногое этой эпохи, известное по достаточно полному скелету. Педерпес заполняет так называемый «провал Ромера» — промежуток примерно в 20 миллионов лет между поздним девоном (временем существования примитивных водных тетрапод вроде ихтиостеги и акантостеги) и появлением настоящих четвероногих в раннем карбоне. Скелет педерпеса обнаружен в отложениях турнейского времени (около 354—344 млн лет назад) в Шотландии.

После девона

Карбон Пермь Триас Юра Мел Кайнозой
140px Стетакант

Одна из древнейших акул. Обитала в девонском и каменноугольном периоде, 370—345 млн лет назад, на территории Северной Америки, Европы и России. Из-за диковинной формы спинного плавника стетаканта в шутку называют «гладильная доска». Только самцы обладали причудливым спинным плавником, а у самок плавник был обычным, как у современных акул. Назначение этого странного спинного плавника как и коротких шипов на голове и передних плавниках неизвестно.

140px Falcatus Были хищниками. В длину достигали 25-30 сантиметров.[22]. У них были большие глаза. Хвостовой плавник был раздвоен. Основное отличительной особенностью являлся выступающий шип, растущий из спины. Такой шип был только у взрослых самцов. Его функция пока не известна.
140px Orodus Orodus — акула каменноугольного периода, которая прожила до ранней перми 303—295 млн лет назад. Достигали 2 метров в длину.
140px Акантоды Древнейший из известных акантод был морским животным, но на протяжении девона пресноводных становилось всё больше. У них замечены две особенности, не обнаруженные у более ранних видов позвоночных: у них была челюсть, и они имели достаточно крепкий позвоночник, что помогало им в плаванье, так как их спинной плавник был закреплён лучше, нежели у акул.

Акантоды делятся на три отряда: климатиеобразные, ишнакантообразные и акантодообразные. Климатиеобразные имели много маленьких защитных костей на позвоночнике, у ишнакантообразных на челюсти имелись зубы, в то время, как акантодообразные зубов не имели, но зато у них были длинные жаберные гребни.

Пермский период закончился пермско-триассовым вымиранием. Является одной из крупнейших катастроф биосферы в истории Земли, привела к вымиранию 96 %[23] всех морских видов и 70 % наземных видов позвоночных. Катастрофа стала единственным известным массовым вымиранием насекомых[24], в результате которого вымерло около 57 % родов и 83 % видов всего класса насекомых. Ввиду утраты такого количества и разнообразия биологических видов восстановление биосферы заняло намного более длительный период времени по сравнению с другими катастрофами, приводящими к вымираниям[23]. Модели, по которым протекало вымирание, находятся в процессе обсуждения[25]. Различные научные школы предполагают от одного[26] до трёх[27] толчков вымирания.
Триас (252—201 млн лет назад): Фауне потребовалось достаточно много времени, чтобы оправиться после предыдущей катастрофы.
140px Perleidus Perleidus — лучепёрая рыба раннего триаса. Обитала в пресноводных водоемах. Была хищником. Обладала большой гибкостью и маневренностью[28].
140px Pachycormiformes

Pachycormiformes — вымершая лучепёрая рыба из среднего триаса. Её отношения с другими представителями триасовой фауны неизвестны.

140px Pholidophorus Pholidophorus — древний вымерший род костных рыб. Предположительно охотился на мелких рыб и планктоноядных ракообразных[29].
Триас закончился триасово-юрским вымиранием. Целый класс конодонтов[30], составлявших 20 % от всех морских семейств, все широко распространённые круротарзы (нединозавроподобные архозавры), некоторые из остававшихся терапсид и многие виды из широко распространённой группы земноводных полностью исчезли. По меньшей мере половина известных сейчас видов, живших на Земле в то время, вымерли. Это событие освободило экологические ниши, позволив динозаврам доминировать начиная с юрского периода. Триасовое вымирание произошло менее чем за 10 000 лет и происходило непосредственно перед тем как Пангея начала распадаться на части.

Статистический анализ потерь среди морской фауны в это время наводит на мысль, что уменьшение разнообразия было связано, скорее, со спадом в темпе видообразования, чем ростом вымирания.[31]

Юрский период (201—145 млн лет назад)
140px Leedsichthys Лидсихтис (лат. Leedsichthys) — род гигантских вымерших костных рыб юрского периода. Относится к семейству пахикормовых отряда пахикормообразных[32], включающему примитивных новопёрых рыб юрского и мелового периода. Описана на основании находок, сделанных в 1889 году вблизи Питерборо (Англия) собирателем окаменелостей Артуром Лидсом[33].
140px Ichthyodectidae

Ихтиодектиды (лат. Ichthyodectidae) — семейство вымерших мезозойских костных рыб из отряда (или когорты) Ichthyodectiformes. Находятся в основании ствола костистых рыб, сближаются с костноязычными (араванообразными) либо с пахикормидами. Ранее считались родичами тарпонообразных. Крупные и очень крупные (до 6 метров длиной) преимущественно хищные рыбы. Тело веретенообразное, часто удлиненное, высокие спинной и анальный плавники сдвинуты к хвосту, грудные плавники длинные, брюшные также хорошо развиты. Хвостовой плавник равнолопастный, глубоко вырезанный, полулунный. Челюсти массивные, зубы у большинства крупные, клыкообразные. Рот косой, направлен вверх. Передние уроневралии расширены, перекрывают боковые поверхности предхвостовых позвонков. Часть дна носовой капсулы составляет необычной формы решетчато-небная кость. Чешуя крупная, ромбическая или округлая. Преимущественно морские рыбы, некоторые найдены в лагунных и даже пресноводных отложениях.

Меловой период (145-66 млн лет назад)
140px Осетровые Осетровые — довольно большие рыбы (белуга достигает в длину 4 м). Тело вытянутое в длину, почти вальковатое. В ископаемом состоянии осетровые рыбы известны с мелового периода (85,8—70,6 млн лет назад)[34]. В зоогеографическом отношении весьма интересны представители подсемейства лопатоносоподобных (Scaphirhynchinae), которые водятся с одной стороны в Средней Азии, с другой в Северной Америке, что заставляет видеть в современных видах этого рода остатки прежде широко распространённой фауны. Сохранились до наших дней.
140px Enchodus Enchodus — древняя костная рыба. Появилась в меловом периоде и дожила до эоцена.
140px Xiphactinus

Ксифактин (лат. Xiphactinus audax) — гигантская костная рыба мелового периода. Принадлежит к вымершему мезозойскому отряду Ichthyodectiformes, близкому к основанию ствола костистых рыб. Вид Xiphactinus audax назван Джозефом Лейди в 1870 году на основании фрагмента шипа грудного плавника, обнаруженного в меловых отложениях Канзаса. Следует отметить, что зубы этой рыбы Лейди ранее описал (из мела Нью-Джерси) как зубы морских рептилий. В 1872 году Э. Д. Коуп на основании более полных остатков (включая череп) описал из меловых отложений Канзаса рыбу Portheus molossus. Позже оказалось, что это синоним ксифактина. Название «портеус» до сих пор используется в старой литературе.

140px Ptychodus Ptychodus  (лат.) — вымерший род акул семейства Ptychodontidae отряда Hybodontiformes. Жили в меловом периоде, особенно были распространены в верхнем мелу[35][36].
Меловой период закончился мел-палеогеновым вымиранием. Всего погибло 16 % семейств морских животных (47 % родов морских животных) и 18 % семейств сухопутных позвоночных.
Кайнозой (65 млн лет назад — настоящее время)
140px Amphistium Amphistium — рыба, жившая около 50 млн лет назад в палеоцене. предположительно, является предком камбалообразных.
140px Мегалодон

Мегалодон (греч. μέγας и греч. ὀδούς — «большой зуб») — вымерший вид акул, останки которого находят в отложениях от позднего олигоцена (примерно 28 миллионов лет назад) до плейстоцена (1,5 млн лет назад).

Напишите отзыв о статье "Эволюция рыб"

Примечания

  1. ↑ 1 2 Кэрролл, т. 1, 1992, с. 59.
  2. ↑ Кэрролл, т. 1, 1992, с. 60.
  3. ↑ 1 2 David Tyler [http://www.arn.org/blogs/index.php/literature/2009/03/27/critical_transitions_in_fish_evolution_l Critical transitions in fish evolution lack fossil documentation] (англ.) // Science Literature : журнал. — 2009. — P. 469-474.
  4. ↑ [http://paleodb.org/cgi-bin/bridge.pl?action=checkTaxonInfo&taxon_no=34968&is_real_user=1 The Paleobiology Database: Andreolepis hedei]  (англ.)
  5. ↑ Dawkins, 2004, p. 289.
  6. ↑ Walcott C. D. [http://www.biodiversitylibrary.org/item/36478#page/283/mode/1up Middle Cambrian annelids] (англ.) // Smithsonian miscellaneous collections. — 1911. — Vol. 57, no. 5. — P. 109—144.
  7. ↑ Александр Марков. [http://elementy.ru/news/431785 Пикайя — самое примитивное хордовое?] (рус.). Элементы (16 марта 2012). [http://www.webcitation.org/68U2N5w4c Архивировано из первоисточника 17 июня 2012].
  8. ↑ Shu D.-G., Morris S. C., Han J., Zhang Z.-F., Yasui K., Janvier P., Chen L., Zhang X.-L., Liu J.-N., Li Y., Liu H.-Q.  Head and backbone of the Early Cambrian vertebrate Haikouichthys // Nature, 2003, 421 (6922). — S. 526—529. — DOI:[//dx.doi.org/10.1038%2Fnature01264 10.1038/nature01264]. — PMID [http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/12556891 12556891].
  9. ↑ Gabbott, S.E.; R. J. Aldridge, J. N. Theron (1995). «A giant conodont with preserved muscle tissue from the Upper Ordovician of South Africa». Nature 374: 800–803. DOI:[//dx.doi.org/10.1038%2F374800a0 10.1038/374800a0].
  10. ↑ Кэрролл, т. 1, 1992, с. 37–55.
  11. ↑ [http://palaeoblog.blogspot.ru/2009/03/guiyu-oldest-articulated-osteichthyan_26.html Guiyu: The Oldest Articulated Osteichthyan] (англ.). PALAEOBLOG. Проверено 5 мая 2009. [http://www.webcitation.org/6IuZuZ8X9 Архивировано из первоисточника 16 августа 2013].
  12. ↑ 1 2 [http://spanish.china.org.cn/science/txt/2009-03/27/content_17510458.htm Descubrimiento de fósil de pez óseo en China aporta nuevos conocimientos clave sobre origen de los vertebrados] (исп.). Проверено 27 марта 2009. [http://www.webcitation.org/6IuZvdsFA Архивировано из первоисточника 16 августа 2013].
  13. ↑ Min Z (1997). «[http://www.researchgate.net/publication/225089993_The_oldest_sarcopterygian_fish/file/d912f4fcb0d2e1d901.pdf The oldest sarcopterygian fish]» (PDF). Lethaia 30 (4): 293–304. DOI:[//dx.doi.org/10.1111%2Fj.1502-3931.1997.tb00472.x 10.1111/j.1502-3931.1997.tb00472.x].
  14. ↑ Märss T (2001). «[http://books.google.com/?id=0D3ucZP97e4C&pg=PA174&dq=%22Andreolepis+%28Actinopterygii%29+in+the+upper+Silurian+of+northern+Eurasia%22#v=onepage&q=%22Andreolepis%20%28Actinopterygii%29%20in%20the%20upper%20Silurian%20of%20northern%20Eurasia%22&f=false Andreolepis (Actinopterygii) in the upper Silurian of northern Eurasia]». Proceedings of the Estonian Academy of Sciences 50 (3): 174–189.
  15. ↑ Dell’Amore, C. (September 12, 2011). «[http://news.nationalgeographic.com/news/2011/09/110912-ancient-fish-arctic-predator-devonian-fossils-animals-science/ Ancient Toothy Fish Found in Arctic—Giant Prowled Rivers]». National Geographic Daily News. Retrieved September 13, 2011.
  16. ↑ Нельсон Дж. С. Рыбы мировой фауны. — 4. — Москва: URSS, 2009. — С. 73–80. — 880 с. — ISBN 978-5-397-00675-0.
  17. ↑ [http://palaeos.com/vertebrates/cephalaspidomorphi/osteostraci.html Cephalaspidomorphi: Osteostraci] (англ.). [http://palaeos.com Palaeos: Life Through Deep Time]. Проверено 27 ноября 2012. [http://www.webcitation.org/6DsrlYuCx Архивировано из первоисточника 23 января 2013].
  18. ↑ [http://paleodb.org/cgi-bin/bridge.pl?a=basicTaxonInfo&taxon_no=226957 Информация о таксоне] на сайте Paleobiology Database (paleodb.org)  (англ.)
  19. ↑ [http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6188/ Рожденные Олдредом] // Журнал «Вокруг Света» № 3 (2810) | Март 2008
  20. ↑ Geological Survey of Canada. [http://gsc.nrcan.gc.ca/paleochron/22_e.php Past lives: Chronicles of Canadian Paleontology: Eusthenopteron - the Prince of Miguasha](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://gsc.nrcan.gc.ca/paleochron/22_e.php история]) (7 февраля 2008). Проверено 10 февраля 2009. [http://web.archive.org/20041211035928/gsc.nrcan.gc.ca/paleochron/22_e.php Архивировано из первоисточника 11 декабря 2004].
  21. ↑ Nature: [http://www.nature.com/nature/journal/v438/n7071/edsumm/e051222-13.html The pelvic fin and girdle of Panderichthys and the origin of tetrapod locomotion]
  22. ↑ http://www.sju.edu/research/bear_gulch/pages_fish_species/Falcatus_falcatus.php Fossil Fish of Bear Gulch 2005 by Richard Lund and Eileen Grogan Accessed 2009-01-14
  23. ↑ 1 2 Benton M J. When Life Nearly Died: The Greatest Mass Extinction of All Time. — Thames & Hudson, 2005. — ISBN 978-0500285732.
  24. ↑ Sole, R. V., and Newman, M., 2002. «Extinctions and Biodiversity in the Fossil Record — Volume Two, The earth system: biological and ecological dimensions of global environment change» pp. 297—391, Encyclopedia of Global Enviromental Change John Wilely & Sons.
  25. ↑ Yin H, Zhang K, Tong J, Yang Z, Wu S. «The Global Stratotype Section and Point (GSSP) of the Permian-Triassic Boundary». Episodes 24 (2): 102–114.
  26. ↑ Jin YG, Wang Y, Wang W, Shang QH, Cao CQ, Erwin DH (2000). «Pattern of Marine Mass Extinction Near the Permian–Triassic Boundary in South China». Science 289 (5478): 432–436. DOI:[//dx.doi.org/10.1126%2Fscience.289.5478.432 10.1126/science.289.5478.432]. PMID 10903200.
  27. ↑ Yin HF, Sweets WC, Yang ZY, Dickins JM,. «Permo-Triassic Events in the Eastern Tethys». Cambridge Univ. Pres, Cambridge, 1992.
  28. ↑ The Marshall Illustrated Encyclopedia of Dinosaurs and Prehistoric Animals, 1999, p. 36.
  29. ↑ The Marshall Illustrated Encyclopedia of Dinosaurs and Prehistoric Animals, 1999, p. 38–39.
  30. ↑ [http://www.ucm.es/BUCM/revistas/geo/16986180/articulos/JIGE9696120347A.PDF The extinction of conodonts —in terms of discrete elements— at the Triassic-Jurassic boundary]
  31. ↑ Bambach, R.K.; Knoll, A.H. & Wang, S.C. (December 2004), "[http://www.bioone.org/perlserv/?request=get-document&issn=0094-8373&volume=30&page=522 Origination, extinction, and mass depletions of marine diversity]", Paleobiology Т. 30 (4): 522–542, doi:[http://dx.doi.org/10.1666%2F0094-8373%282004%29030%3C0522%3AOEAMDO%3E2.0.CO%3B2 10.1666/0094-8373(2004)030<0522:OEAMDO>2.0.CO;2], <http://www.bioone.org/perlserv/?request=get-document&issn=0094-8373&volume=30&page=522> 
  32. ↑ Нельсон Джозеф С. Рыбы мировой фауны / Пер. 4-го перераб. англ. изд. Богуцкой Н. Г., науч. ред-ры Насека А. М., Герд А. С. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — С. 168. — ISBN 978-5-397-00675-0.
  33. ↑ [http://ria.ru/science/20130723/951643846.html Ученые измерили гигантскую «кузину» китовой акулы из Юрского периода]
  34. ↑ [http://paleodb.org/cgi-bin/bridge.pl?a=checkTaxonInfo&taxon_no=63027&is_real_user=1 The Paleobiology Database: Acipenseridae]
  35. ↑ Jim Bourdon & Mike Everhart. [http://www.elasmo.com/genera/cretaceous/ptychodus.html Ptychodus AGASSIZ 1835] (англ.). [http://www.elasmo.com The Life and Times of Long Dead Sharks] (1999—2011). Проверено 20 октября 2012. [http://www.webcitation.org/6CzksmApa Архивировано из первоисточника 18 декабря 2012].
  36. ↑ Mike Everhart. [http://www.oceansofkansas.com/ptychodus.html Ptychodus mortoni. A shell-crushing shark from the Late Cretaceous of western Kansas.] (англ.). [http://www.oceansofkansas.com Oceans of Kansas Paleontology] (20 August 2012). Проверено 20 октября 2012. [http://www.webcitation.org/6Czkutv7y Архивировано из первоисточника 18 декабря 2012].

Литература

  • Кэрролл Р.  Палеонтология и эволюция позвоночных: В 3-х т. Т. 1. — М.: Мир, 1992. — 280 с. — ISBN 5-03-001819-0.
  • Dawkins R.  The Ancestor's Tale: A Pilgrimage to the Dawn of Life. — Boston: Houghton Mifflin Company, 2004. — 673 p. — ISBN 0-618-00583-8.
  • The Marshall Illustrated Encyclopedia of Dinosaurs and Prehistoric Animals / Ed. by D. Palmer. — London: Marshall Editions, 1999. — 312 p. — ISBN 1-84028-152-9.

Отрывок, характеризующий Эволюция рыб

Я не успела ответить, как прозвучал спокойный и очень грустный голос: – Я с ними останусь, если вы, конечно, мне позволите. Мы дружно подскочили и обернулись – это говорил спасённый Марией человек... А мы как-то о нём совершенно забыли. – Как вы себя чувствуете? – как можно приветливее спросила я. Я честно не желала зла этому несчастному, спасённому такой дорогой ценой незнакомцу. Это была не его вина, и мы со Стеллой прекрасно это понимали. Но страшная горечь потери пока ещё застилала мне гневом глаза, и, хотя я знала, что по отношению к нему это очень и очень несправедливо, я никак не могла собраться и вытолкнуть из себя эту жуткую боль, оставляя её «на потом», когда буду совсем одна, и, закрывшись «в своём углу», смогу дать волю горьким и очень тяжёлым слезам... А ещё я очень боялась, что незнакомец как-то почувствует моё «неприятие», и таким образом его освобождение потеряет ту важность и красоту победы над злом, во имя которой погибли мои друзья... Поэтому я постаралась из последних сил собраться и, как можно искреннее улыбаясь, ждала ответ на свой вопрос. Мужчина печально осматривался вокруг, видимо не совсем понимая, что же здесь такое произошло, и что вообще происходило всё это время с ним самим... – Ну и где же я?.. – охрипшим от волнения голосом, тихо спросил он. – Что это за место, такое ужасное? Это не похоже на то, что я помню... Кто вы? – Мы – друзья. И вы совершенно правы – это не очень приятное место... А чуть дальше места вообще до дикости страшные. Здесь жил наш друг, он погиб... – Мне жаль, малые. Как погиб ваш друг? – Вы убили его, – грустно прошептала Стелла. Я застыла, уставившись на свою подружку... Это говорила не та, хорошо знакомая мне, «солнечная» Стелла, которая «в обязательном порядке» всех жалела, и никогда бы не заставила никого страдать!.. Но, видимо, боль потери, как и у меня, вызвала у неё неосознанное чувство злости «на всех и вся», и малышка пока ещё не в состоянии была это в себе контролировать. – Я?!.. – воскликнул незнакомец. – Но это не может быть правдой! Я никогда никого не убивал!.. Мы чувствовали, что он говорит чистую правду, и знали, что не имеем права перекладывать на него чужую вину. Поэтому, даже не сговариваясь, мы дружно заулыбались и тут же постарались быстренько объяснить, что же здесь такое по-настоящему произошло. Человек долгое время находился в состоянии абсолютного шока... Видимо, всё услышанное звучало для него дико, и уж никак не совпадало с тем, каким он по-настоящему был, и как относился к такому жуткому, не помещающемуся в нормальные человеческие рамки, злу... – Как же я смогу возместить всё это?!.. Ведь никак не смогу? И как же с этим жить?!.. – он схватился за голову... – Скольких я убил, скажите!.. Кто-нибудь может это сказать? А ваши друзья? Почему они пошли на такое? Ну, почему?!!!.. – Чтобы вы смогли жить, как должны... Как хотели... А не так, как хотелось кому-то... Чтобы убить Зло, которое убивало других. Потому, наверное... – грустно сказала Стелла. – Простите меня, милые... Простите... Если сможете... – человек выглядел совершенно убитым, и меня вдруг «укололо» очень нехорошее предчувствие... – Ну, уж нет! – возмущённо воскликнула я. – Теперь уж вы должны жить! Вы что, хотите всю их жертву свести на «нет»?! Даже и думать не смейте! Вы теперь вместо них будете делать добро! Так будет правильно. А «уходить» – это самое лёгкое. И у вас теперь нет больше такого права. Незнакомец ошалело на меня уставился, видимо никак не ожидая такого бурного всплеска «праведного» возмущения. А потом грустно улыбнулся и тихо произнёс: – Как же ты любила их!.. Кто ты, девочка? У меня сильно запершило в горле и какое-то время я не могла выдавить ни слова. Было очень больно из-за такой тяжёлой потери, и, в то же время, было грустно за этого «неприкаянного» человека, которому будет ох как непросто с эдакой ношей существовать... – Я – Светлана. А это – Стелла. Мы просто гуляем здесь. Навещаем друзей или помогаем кому-то, когда можем. Правда, друзей-то теперь уже не осталось... – Прости меня, Светлана. Хотя наверняка это ничего не изменит, если я каждый раз буду у вас просить прощения... Случилось то, что случилось, и я не могу ничего изменить. Но я могу изменить то, что будет, правда ведь? – человек впился в меня своими синими, как небо, глазами и, улыбнувшись, горестной улыбкой, произнёс: – И ещё... Ты говоришь, я свободен в своём выборе?.. Но получается – не так уж и свободен, милая... Скорее уж это похоже на искупление вины... С чем я согласен, конечно же. Но это ведь ваш выбор, что я обязан жить за ваших друзей. Из-за того, что они отдали за меня жизнь.... Но я об этом не просил, правда ведь?.. Поэтому – это не мой выбор... Я смотрела на него, совершенно ошарашенная, и вместо «гордого возмущения», готового тут же сорваться с моих уст, у меня понемножечку начало появляться понимание того, о чём он говорил... Как бы странно или обидно оно не звучало – но всё это было искренней правдой! Даже если мне это совсем не нравилось... Да, мне было очень больно за моих друзей, за то, что я никогда их уже не увижу... что не буду больше вести наших дивных, «вечных» бесед с моим другом Светило, в его странной пещере, наполненной светом и душевным теплом... что не покажет нам более, найденных Дином, забавных мест хохотушка Мария, и не зазвучит весёлым колокольчиком её смех... И особенно больно было за то, что вместо них будет теперь жить этот совершенно незнакомый нам человек... Но, опять же, с другой стороны – он не просил нас вмешиваться... Не просил за него погибать. Не хотел забирать чью-то жизнь. И ему же теперь придётся жить с этой тяжелейшей ношей, стараясь «выплачивать» своими будущими поступками вину, которая по настоящему-то и не была его виной... Скорее уж, это было виной того жуткого, неземного существа, которое, захватив сущность нашего незнакомца, убивало «направо и налево». Но уж точно это было не его виной... Как же можно было решать – кто прав, а кто виноват, если та же самая правда была на обеих сторонах?.. И, без сомнения, мне – растерянной десятилетней девочке – жизнь казалась в тот миг слишком сложной и слишком многосторонней, чтобы можно было как-то решать только лишь между «да» и «нет»... Так как в каждом нашем поступке слишком много было разных сторон и мнений, и казалось невероятно сложным найти правильный ответ, который был бы правильным для всех... – Помните ли вы что-то вообще? Кем вы были? Как вас зовут? Как давно вы здесь? – чтобы уйти от щекотливой, и никому не приятной темы, спросила я. Незнакомец ненадолго задумался. – Меня звали Арно. И я помню только лишь, как я жил там, на Земле. И помню, как «ушёл»... Я ведь умер, правда же? А после ничего больше вспомнить не могу, хотя очень хотел бы... – Да, вы «ушли»... Или умерли, если вам так больше нравится. Но я не уверена, что это ваш мир. Думаю, вы должны обитать «этажом» выше. Это мир «покалеченных» душ... Тех, кто кого-то убил или кого-то сильно обидел, или даже просто-напросто много обманывал и лгал. Это страшный мир, наверное, тот, что люди называют Адом. – А откуда же тогда здесь вы? Как вы могли попасть сюда? – удивился Арно. – Это длинная история. Но это и вправду не наше место... Стелла живёт на самом «верху». Ну, а я вообще ещё на Земле... – Как – на Земле?! – ошеломлённо спросил он. – Это значит – ты ещё живая?.. А как же ты оказалась здесь? Да ещё в такой жути? – Ну, если честно, я тоже не слишком люблю это место... – улыбнувшись, поёжилась я. – Но иногда здесь появляются очень хорошие люди. И мы пытаемся им помочь, как помогли вам... – И что же мне теперь делать? Я ведь не знаю здесь ничего... И, как оказалось, я тоже убивал. Значит это как раз и есть моё место... Да и о них кому-то надо бы позаботиться, – ласково потрепав одного из малышей по кудрявой головке, произнёс Арно. Детишки глазели на него со всё возраставшим доверием, ну, а девчушка вообще вцепилась, как клещ, не собираясь его отпускать... Она была ещё совсем крохотулей, с большими серыми глазами и очень забавной, улыбчивой рожицей весёлой обезьянки. В нормальной жизни, на «настоящей» Земле, она наверняка была очень милым и ласковым, всеми любимым ребёнком. Здесь же, после всех пережитых ужасов, её чистое смешливое личико выглядело до предела измученным и бледным, а в серых глазах постоянно жил ужас и тоска... Её братишки были чуточку старше, наверное, годиков 5 и 6. Они выглядели очень напуганными и серьёзными, и в отличие от своей маленькой сестры, не высказывали ни малейшего желания общаться. Девчушка – единственная из тройки видимо нас не боялась, так как очень быстро освоившись с «новоявленным» другом, уже совершенно бойко спросила: – Меня зовут Майя. А можно мне, пожалуйста, с вами остаться?.. И братикам тоже? У нас теперь никого нет. Мы будем вам помогать, – и обернувшись уже к нам со Стеллой, спросила, – А вы здесь живёте, девочки? Почему вы здесь живёте? Здесь так страшно... Своим непрекращающимся градом вопросов и манерой спрашивать сразу у двоих, она мне сильно напомнила Стеллу. И я от души рассмеялась... – Нет, Майя, мы, конечно же, здесь не живём. Это вы были очень храбрыми, что сами приходили сюда. Нужно очень большое мужество, чтобы совершить такое... Вы настоящие молодцы! Но теперь вам придётся вернуться туда, откуда вы сюда пришли, у вас нет больше причины, чтобы здесь оставаться. – А мама с папой «совсем» погибли?.. И мы уже не увидим их больше... Правда? Пухлые Майины губки задёргались, и на щёчке появилась первая крупная слеза... Я знала, что если сейчас же это не остановить – слёз будет очень много... А в нашем теперешнем «общевзвинченном» состоянии допускать это было никак нельзя... – Но вы ведь живы, правда же?! Поэтому, хотите этого или нет, но вам придётся жить. Думаю, что мама с папой были бы очень счастливы, если б узнали, что с вами всё хорошо. Они ведь очень любили вас... – как могла веселее, сказала я. – Откуда ты это знаешь? – удивлённо уставилась на меня малышка. – Ну, они свершили очень тяжёлый поступок, спасая вас. Поэтому, думаю, только очень сильно любя кого-то и дорожа этим, можно такое совершить... – А куда мы теперь пойдём? Мы с вами пойдём?.. – вопросительно-умоляюще глядя на меня своими огромными серыми глазищами, спросила Майя. – Вот Арно хотел бы вас забрать с собой. Что вы об этом думаете? Ему тоже не сладко... И ещё со многим придётся свыкнуться, чтобы выжить. Вот и поможете друг другу... Так, думаю, будет очень правильно. Стелла наконец-таки пришла в себя, и сразу же «кинулась в атаку»: – А как случилось, что этот монстр заполучил тебя, Арно? Ты хоть что-нибудь помнишь?.. – Нет... Я помню только свет. А потом очень яркий луг, залитый солнцем... Но это уже не была Земля – это было что-то чудесное и совершенно прозрачное... Такого на Земле не бывает. Но тут же всё исчезло, а «проснулся» я уже здесь и сейчас. – А что если я попробую «посмотреть» через вас? – вдруг пришла мне в голову совершенно дикая мысль. – Как – через меня? – удивился Арно. – Ой, а ведь правильно! – тут же воскликнула Стелла. – Как я сама не подумала?! – Ну, иногда, как видишь, и мне что-то в голову приходит... – рассмеялась я. – Не всегда же только тебе придумывать! Я попробовала «включиться» в его мысли – ничего не происходило... Попробовала вместе с ним «вспомнить» тот момент, когда он «уходил»... – Ой, ужас какой!!! – пискнула Стелла. – Смотри, это когда они захватили его!!! У меня остановилось дыхание... Картинка, которую мы увидали, была и правда не из приятных! Это был момент, когда Арно только что умер, и его сущность начала подниматься по голубому каналу вверх. А прямо за ним... к тому же каналу, подкрались три совершенно кошмарных существа!.. Двое из них были наверняка нижнеастральные земные сущности, а вот третий явно казался каким-то другим, очень страшным и чужеродным, явно не земным... И все эти существа очень целеустремлённо гнались за человеком, видимо пытаясь его зачем-то заполучить... А он, бедняжка, даже не подозревая, что за ним так «мило» охотятся, парил в серебристо-голубой, светлой тишине, наслаждаясь необычно глубоким, неземным покоем, и, жадно впитывая в себя этот покой, отдыхал душой, забыв на мгновение дикую, разрушившую сердце земную боль, «благодаря» которой он и угодил сегодня в этот прозрачный, незнакомый мир... В конце канала, уже у самого входа на «этаж», двое чудищ молниеносно юркнули следом за Арно в тот же канал и неожиданно слились в одно, а потом это «одно» быстренько втекло в основного, самого мерзкого, который наверняка был и самым сильным из них. И он напал... Вернее, стал вдруг совершенно плоским, «растёкся» почти до прозрачного дымка, и «окутав» собой ничего не подозревавшего Арно, полностью запеленал его сущность, лишая его бывшего «я» и вообще какого-либо «присутствия»... А после, жутко хохоча, тут же уволок уже захваченную сущность бедного Арно (только что зревшего красоту приближавшегося верхнего «этажа») прямиком в нижний астрал.... – Не понимаю... – прошептала Стелла. – Как же они его захватили, он ведь кажется таким сильным?.. А ну, давай посмотрим, что было ещё раньше? Мы опять попробовали посмотреть через память нашего нового знакомого... И тут же поняли, почему он явился такой лёгкой мишенью для захвата... По одежде и окружению это выглядело, как если бы происходило около ста лет назад. Он стоял по середине огромной комнаты, где на полу лежали, полностью нагими, два женских тела... Вернее, это были женщина и девочка, которой могло быть от силы пятнадцать лет. Оба тела были страшно избиты, и видимо, перед смертью зверски изнасилованы. На бедном Арно «не было лица»... Он стоял, как мертвец, не шевелясь, и возможно даже не понимая, где в тот момент находился, так как шок был слишком жестоким. Если мы правильно понимали – это были его жена и дочь, над которыми кто-то очень по-зверски надругался... Хотя, сказать «по-зверски» было бы неправильно, потому, что никакой зверь не сделает того, на что способен иногда человек... Вдруг Арно закричал, как раненное животное, и повалился на землю, рядом со страшно изуродованным телом своей жены (?)... В нём, как во время шторма, дикими вихрями бушевали эмоции – злость сменяла безысходность, ярость застилала тоску, после перерастая в нечеловеческую боль, от которой не было никакого спасения... Он с криками катался по полу, не находя выхода своему горю... пока наконец, к нашему ужасу, полностью затих, больше не шевелясь... Ну и естественно – открывши такой бурный эмоциональный «шквал», и с ним же умерев, он стал в тот момент идеальной «мишенью» для захвата любыми, даже самыми слабыми «чёрными» существами, не говоря уже о тех, которые позже так упорно гнались за ним, чтобы использовать его мощное энергетическое тело, как простой энергетический «костюм»... чтобы вершить после, с его помощью, свои ужасные, «чёрные» дела... – Не хочу больше это смотреть... – шёпотом произнесла Стелла. – Вообще не хочу больше видеть ужас... Разве это по-людски? Ну, скажи мне!!! Разве правильно такое?! Мы же люди!!! У Стеллы начиналась настоящая истерика, что было настолько неожиданным, что в первую секунду я совершенно растерялась, не находя, что сказать. Стелла была сильно возмущённой и даже чуточку злой, что, в данной ситуации, наверное, было совершенно приемлемо и объяснимо. Для других. Но это было настолько, опять же, на неё не похоже, что я только сейчас наконец-то поняла, насколько больно и глубоко всё это нескончаемое земное Зло ранило её доброе, ласковое сердечко, и насколько она, наверное, устала постоянно нести всю эту людскую грязь и жестокость на своих хрупких, ещё совсем детских, плечах.... Мне очень захотелось обнять этого милого, стойкого и такого грустного сейчас, человечка! Но я знала, что это ещё больше её расстроит. И поэтому, стараясь держаться спокойно, чтобы не затронуть ещё глубже её и так уже слишком «растрёпанных» чувств, постаралась, как могла, её успокоить. – Но ведь есть и хорошее, не только плохое!.. Ты только посмотри вокруг – а твоя бабушка?.. А Светило?.. Вон Мария вообще жила лишь для других! И сколько таких!.. Их ведь очень и очень много! Ты просто очень устала и очень печальна, потому что мы потеряли хороших друзей. Вот и кажется всё в «чёрных красках»... А завтра будет новый день, и ты опять станешь собой, обещаю тебе! А ещё, если хочешь, мы не будем больше ходить на этот «этаж»? Хочешь?.. – Разве же причина в «этаже»?.. – горько спросила Стелла. – От этого ведь ничего не изменится, будем мы сюда ходить или нет... Это просто земная жизнь. Она злая... Я не хочу больше здесь быть... Я очень испугалась, не думает ли Стелла меня покинуть и вообще уйти навсегда?! Но это было так на неё не похоже!.. Во всяком случае, это была совсем не та Стелла, которую я так хорошо знала... И мне очень хотелось верить, что её буйная любовь к жизни и светлый радостный характер «сотрут в порошок» всю сегодняшнюю горечь и озлобление, и очень скоро она опять станет той же самой солнечной Стеллой, которой ещё так недавно была... Поэтому, чуточку сама себя успокоив, я решила не делать сейчас никаких «далеко идущих» выводов, и подождать до завтра, прежде чем предпринимать какие-то более серьёзные шаги. – А посмотри, – к моему величайшему облегчению, вдруг очень заинтересованно произнесла Стелла, – тебе не кажется, что это не Земная сущность? Та, которая напала... Она слишком не похожа на обычных «плохих земных», что мы видели на этом «этаже». Может потому она и использовала тех двоих, земных чудищ, что сама не могла попасть на земной «этаж»? Как мне уже показалось ранее, «главное» чудище и правда не было похожим на остальных, которых нам приходилось здесь видеть во время наших каждодневных «походов» на нижний «этаж». И почему было бы не представить, что оно пришло откуда-то издалека?.. Ведь если приходили хорошие, как Вэя, почему так же не могли придти и плохие? – Наверное, ты права, – задумчиво произнесла я. – Оно и воевало не по земному. У него была какая-то другая, не земная сила. – Девочки, милые, а когда мы куда-то пойдём? – вдруг послышался тоненький детский голосок. Сконфуженная тем, что нас прервала, Майя, тем не менее, очень упорно смотрела прямо на нас своими большими кукольными глазами, и мне вдруг стало очень стыдно, что увлечённые своими проблемами, мы совершенно забыли, что с нами здесь находятся эти, насмерть уставшие, ждущие чей-нибудь помощи, до предела запуганные малыши... – Ой, простите, мои хорошие, ну, конечно же, пойдём! – как можно радостнее воскликнула я и, уже обращаясь к Стелле, спросила: – Что будем делать? Попробуем пройти повыше? Сделав защиту малышам, мы с любопытством ждали, что же предпримет наш «новоиспечённый» друг. А он, внимательно за нами наблюдая, очень легко сделал себе точно такую же защиту и теперь спокойно ждал, что же будет дальше. Мы со Стеллой довольно друг другу улыбнулись, понимая, что оказались в отношении него абсолютно правы, и что его место уж точно было не нижний Астрал... И, кто знал, может оно было даже выше, чем думали мы. Как обычно, всё вокруг заискрилось и засверкало, и через несколько секунд мы оказались «втянутыми» на хорошо знакомый, гостеприимный и спокойный верхний «этаж». Было очень приятно вновь свободно вздохнуть, не боясь, что какая-то мерзость вдруг выскочит из-за угла и, шарахнув по голове, попытается нами «полакомиться». Мир опять был приветливым и светлым, но пока ещё грустным, так как мы понимали, что не так-то просто будет изгнать из сердца ту глубокую боль и печаль, что оставили, уходя, наши друзья... Они жили теперь только лишь в нашей памяти и в наших сердцах... Не имея возможности жить больше нигде. И я наивно дала себе слово, что буду помнить их всегда, тогда ещё не понимая, что память, какой бы прекрасной она не являлась, заполнится позже событиями проходящих лет, и уже не каждое лицо выплывет так же ярко, как мы помнили его сейчас, и понемногу, каждый, даже очень важный нам человек, начнёт исчезать в плотном тумане времени, иногда вообще не возвращаясь назад... Но тогда мне казалось, что это теперь уже навсегда, и что эта дикая боль не покинет меня навечно... – Я что-то придумала! – уже по-старому радостно прошептала Стелла. – Мы можем сделать его счастливым!.. Надо только кое-кого здесь поискать!.. – Ты имеешь в виду его жену, что ли? У меня, признаться, тоже была такая мысль. А ты думаешь, это не рано?.. Может, дадим ему сперва здесь хотя бы освоиться? – А ты бы не хотела на его месте увидеть их живыми?! – тут же возмутилась Стелла. – Ты, как всегда, права, – улыбнулась подружке я. Мы медленно «плыли» по серебристой дорожке, стараясь не тревожить чужую печаль и дать каждому насладиться покоем после всего пережитого в этот кошмарный день. Детишки потихонечку оживали, восторженно наблюдая проплывавшие мимо них дивные пейзажи. И только Арно явно был от нас всех очень далеко, блуждая в своей, возможно, очень счастливой памяти, вызвавшей на его утончённом, и таком красивом лице, удивительно тёплую и нежную улыбку... – Вот видишь, он их наверняка очень сильно любил! А ты говоришь – рано!.. Ну, давай поищем! – никак не желала успокоиться Стелла. – Ладно, пусть будет по твоему, – легко согласилась я, так как теперь уже и мне это казалось правильным. – Скажите, Арно, а как выглядела ваша жена? – осторожно начала я. – Если вам не слишком больно об этом говорить, конечно же. Он очень удивлённо взглянул мне в глаза, как бы спрашивая, откуда вообще мне известно, что у него была жена?.. – Так уж получилось, что мы увидели, но только самый конец... Это было так страшно! – тут же добавила Стелла. Я испугалась, что переход из его дивных грёз в страшную реальность получился слишком жестоким, но «слово не птичка, вылетело – не поймаешь», менять что-то было поздно, и нам оставалось только ждать, захочет ли он отвечать. К моему большому удивлению, его лицо ещё больше осветилось счастьем, и он очень ласково ответил: – О, она была настоящим ангелом!.. У неё были такие дивные светлые волосы!.. И глаза... Голубые и чистые, как роса... О, как жаль, что вы её не увидели, мою милую Мишель!.. – А у вас была ещё дочь? – осторожно спросила Стелла. – Дочь? – удивлённо спросил Арно и, поняв, что мы видели, тут же добавил. – О, нет! Это была её сестра. Ей было всего шестнадцать лет... В его глазах вдруг промелькнула такая пугающая, такая жуткая боль, что только сейчас я вдруг поняла, как сильно страдал этот несчастный человек!.. Возможно, не в силах перенести такую зверскую боль, он сознательно отгородил себя стеной их былого счастья, стараясь помнить только светлое прошлое и «стереть» из своей памяти весь ужас того последнего страшного дня, насколько позволяла ему это сделать его раненая и ослабевшая душа... Мы попробовали найти Мишель – почему-то не получалось... Стелла удивлённо на меня уставилась и тихо спросила: – А почему я не могу её найти, разве она и здесь погибла?.. Мне показалось, что нам что-то просто мешало отыскать её в этом «этаже» и я предложила Стелле посмотреть «повыше». Мы проскользнули мысленно на Ментал... и сразу её увидели... Она и вправду была удивительно красивой – светлой и чистой, как ручеёк. А по её плечам золотым плащом рассыпались длиннющие золотые волосы... Я никогда не видела таких длинных и таких красивых волос! Девушка была глубоко задумчивой и грустной, как и многие на «этажах», потерявшие свою любовь, своих родных, или просто потому, что были одни... – Здравствуй, Мишель! – не теряя времени, тут же произнесла Стелла. – А мы тебе подарок приготовили! Женщина удивлённо улыбнулась и ласково спросила: – Кто вы, девочки? Но ничего ей не ответив, Стелла мысленно позвала Арно... Мне не суметь рассказать того, что принесла им эта встреча... Да и не нужно это. Такое счастье нельзя облачить в слова – они померкнут... Просто не было, наверное, в тот момент счастливее людей на всём свете, да и на всех «этажах»!.. И мы искренне радовались вместе с ними, не забывая тех, кому они были обязаны своим счастьем... Думаю, и малышка Мария, и наш добрый Светило, были бы очень счастливы, видя их сейчас, и зная, что не напрасно отдали за них свою жизнь... Стелла вдруг всполошилась и куда-то исчезла. Пошла за ней и я, так как здесь нам делать больше было нечего... – И куда же вы все исчезли? – удивлённо, но очень спокойно, встретила нас вопросом Майя. – Мы уже думали, вы нас оставили насовсем. А где же наш новый друг?.. Неужели и он исчез?.. Мы думали, он возьмёт нас с собой... Появилась проблема... Куда было теперь девать этих несчастных малышей – я не имела ни малейшего понятия. Стелла взглянула на меня, думая о том же самом, и отчаянно пытаясь найти какой-то выход. – Придумала! – уже совсем как «прежняя» Стелла, она радостно хлопнула в ладошки. – Мы им сделаем радостный мир, в котором они будут существовать. А там, гляди, и встретят кого-то... Или кто-то хороший их заберёт. – А тебе не кажется, что мы должны их с кем-то здесь познакомить? – пытаясь «понадёжнее» пристроить одиноких малышей, спросила я. – Нет, не кажется, – очень серьёзно ответила подружка. – Подумай сама, ведь не все умершие малыши получают такое... И не обо всех здесь, наверное, успевают позаботиться. Поэтому будет честно по отношению к остальным, если мы просто создадим им здесь очень красивый дом, пока они кого-то найдут. Ведь они втроём, им легче. А другие – одни... Я тоже была одна, я помню... И вдруг, видимо вспомнив то страшное время, она стала растерянной и печальной... и какой-то незащищённой. Желая тут же вернуть её обратно, я мысленно обрушила на неё водопад невероятных фантастических цветов... – Ой! – засмеялась колокольчиком Стелла. – Ну, что ты!.. Перестань! – А ты перестань грустить! – не сдавалась я. – Нам вон, сколько ещё всего надо сделать, а ты раскисла. А ну пошли детей устраивать!.. И тут, совершенно неожиданно, снова появился Арно. Мы удивлённо на него уставились... боясь спросить. Я даже успела подумать – уж не случилось ли опять чего-то страшного?.. Но выглядел он «запредельно» счастливым, поэтому я тут же отбросила глупую мысль. – А что ты здесь делаешь?!.. – искренне удивилась Стелла. – Разве вы забыли – я ведь детишек должен забрать, я обещал им. – А где же Мишель? Вы что же – не вместе? – Ну почему не вместе? Вместе, конечно же! Просто я обещал... Да и детей она всегда любила. Вот мы и решили побыть все вместе, пока их не заберёт новая жизнь. – Так это же чудесно! – обрадовалась Стелла. И тут же перескочила на другое. – Ты очень счастлив, правда же? Ну, скажи, ты счастлив? Она у тебя такая красивая!!!.. Арно долго и внимательно смотрел нам в глаза, как бы желая, но никак не решаясь что-то сказать. Потом, наконец, решился... – Я не могу принять у вас это счастье... Оно не моё... Это неправильно... Я пока его не достоин. – Как это не можешь?!.. – буквально взвилась Стелла. – Как это не можешь – ещё как можешь!.. Только попробуй отказаться!!! Ты только посмотри, какая она красавица! А говоришь – не можешь... Арно грустно улыбался, глядя на бушующую Стеллу. Потом ласково обнял её и тихо, тихо произнёс: – Вы ведь несказанное счастье мне принесли, а я вам такую страшную боль... Простите меня милые, если когда-нибудь сможете. Простите... Стелла ему светло и ласково улыбнулась, будто желая показать, что она прекрасно всё понимает, и, что прощает ему всё, и, что это была совсем не его вина. Арно только грустно кивнул и, показав на тихо ждущих детишек, спросил: – Могу ли я взять их с собой «наверх», как ты думаешь? – К сожалению – нет, – грустно ответила Стелла. – Они не могут пойти туда, они остаются здесь. – Тогда мы тоже останемся... – прозвучал ласковый голос. – Мы останемся с ними. Мы удивлённо обернулись – это была Мишель. «Вот всё и решилось» – довольно подумала я. И опять кто-то чем-то добровольно пожертвовал, и снова побеждало простое человеческое добро... Я смотрела на Стеллу – малышка улыбалась. Снова было всё хорошо. – Ну что, погуляешь со мной ещё немножко? – с надеждой спросила Стелла. Мне уже давно надо было домой, но я знала, что ни за что её сейчас не оставлю и утвердительно кивнула головой...

Настроения гулять у меня, честно говоря, слишком большого не было, так как после всего случившегося, состояние было, скажем так, очень и очень «удовлетворительное... Но оставлять Стеллу одну я тоже никак не могла, поэтому, чтобы обоим было хорошо хотя бы «посерединушке», мы решили далеко не ходить, а просто чуточку расслабить свои, почти уже закипающие, мозги, и дать отдохнуть измордованным болью сердцам, наслаждаясь тишиной и покоем ментального этажа... Мы медленно плыли в ласковой серебристой дымке, полностью расслабив свою издёрганную нервную систему, и погружаясь в потрясающий, ни с чем не сравнимый здешний покой... Как вдруг Стелла восторженно крикнула: – Вот это да! Ты посмотри только, что же это там за красота такая!.. Я огляделась вокруг и сразу же поняла, о чём она говорила... Это и правда было необычайно красиво!.. Будто кто-то, играясь, сотворил настоящее небесно-голубое «хрустальное» царство!.. Мы удивлённо рассматривали невероятно огромные, ажурные ледяные цветы, припорошенные светло-голубыми снежинками; и переплёты сверкающих ледяных деревьев, вспыхивающих синими бликами при малейшем движении «хрустальной» листвы и высотой достигавших с наш трёхэтажный дом... А среди всей этой невероятной красоты, окружённый вспышками настоящего «северного сияния», гордо возвышался захватывающий дух величавый ледяной дворец, весь блиставший переливами невиданных серебристо голубых оттенков... Что это было?! Кому так нравился этот холодный цвет?.. Пока почему-то никто нигде не показывался, и никто не высказывал большого желания нас встречать... Это было чуточку странно, так как обычно хозяева всех этих дивных миров были очень гостеприимны и доброжелательны, за исключением лишь тех, которые только что появились на «этаже» (то есть – только что умерли) и ещё не были готовы к общению с остальными, или просто предпочитали переживать что-то сугубо личное и тяжёлое в одиночку. – Как ты думаешь, кто живёт в этом странном мире?.. – почему-то шёпотом спросила Стелла. – Хочешь – посмотрим? – неожиданно для себя, предложила я. Я не поняла, куда девалась вся моя усталость, и почему это я вдруг совершенно забыла данное себе минуту назад обещание не вмешиваться ни в какие, даже самые невероятные происшествия до завтрашнего дня, или хотя бы уж, пока хоть чуточку не отдохну. Но, конечно же, это снова срабатывало моё ненасытное любопытство, которое я так и не научилась пока ещё усмирять, даже и тогда, когда в этом появлялась настоящая необходимость... Поэтому, стараясь, насколько позволяло моё измученное сердце, «отключиться» и не думать о нашем неудавшемся, грустном и тяжёлом дне, я тут же с готовностью окунулась в «новое и неизведанное», предвкушая какое-нибудь необычное и захватывающее приключение... Мы плавно «притормозили» прямо у самого входа в потрясающий «ледяной» мир, как вдруг из-за сверкавшего искрами голубого дерева появился человек... Это была очень необычная девушка – высокая и стройная, и очень красивая, она казалась бы совсем ещё молоденькой, почти что если бы не глаза... Они сияли спокойной, светлой печалью, и были глубокими, как колодец с чистейшей родниковой водой... И в этих дивных глазах таилась такая мудрость, коей нам со Стеллой пока ещё долго не дано было постичь... Ничуть не удивившись нашему появлению, незнакомка тепло улыбнулась и тихо спросила: – Что вам, малые? – Мы просто рядом проходили и захотели на вашу красоту посмотреть. Простите, если потревожили... – чуть сконфузившись, пробормотала я. – Ну, что вы! Заходите внутрь, там наверняка будет интереснее... – махнув рукой в глубь, опять улыбнулась незнакомка. Мы мигом проскользнули мимо неё внутрь «дворца», не в состоянии удержать рвущееся наружу любопытство, и уже заранее предвкушая наверняка что-то очень и очень «интересненькое». Внутри оказалось настолько ошеломляюще, что мы со Стеллой буквально застыли в ступоре, открыв рты, как изголодавшиеся однодневные птенцы, не в состоянии произнести ни слова... Никакого, что называется, «пола» во дворце не было... Всё, находящееся там, парило в искрящемся серебристом воздухе, создавая впечатление сверкающей бесконечности. Какие-то фантастические «сидения», похожие на скопившиеся кучками группы сверкающих плотных облачков, плавно покачиваясь, висели в воздухе, то, уплотняясь, то почти исчезая, как бы привлекая внимание и приглашая на них присесть... Серебристые «ледяные» цветы, блестя и переливаясь, украшали всё вокруг, поражая разнообразием форм и узорами тончайших, почти что ювелирных лепестков. А где-то очень высоко в «потолке», слепя небесно-голубым светом, висели невероятной красоты огромнейшие ледяные «сосульки», превращавшие эту сказочную «пещеру» в фантастический «ледяной мир», которому, казалось, не было конца... – Пойдёмте, гостьи мои, дедушка будет несказанно рад вам! – плавно скользя мимо нас, тепло произнесла девушка. И тут я, наконец, поняла, почему она казалась нам необычной – по мере того, как незнакомка передвигалась, за ней всё время тянулся сверкающий «хвост» какой-то особенной голубой материи, который блистал и вился смерчами вокруг её хрупкой фигурки, рассыпаясь за ней серебристой пыльцой... Не успели мы этому удивиться, как тут же увидели очень высокого, седого старца, гордо восседавшего на странном, очень красивом кресле, как бы подчёркивая этим свою значимость для непонимающих. Он совершенно спокойно наблюдал за нашим приближением, ничуть не удивляясь и не выражая пока что никаких эмоций, кроме тёплой, дружеской улыбки. Белые, переливающиеся серебром, развевающиеся одежды старца сливались с такими же, совершенно белыми, длиннющими волосами, делая его похожим на доброго духа. И только глаза, такие же таинственные, как и у нашей красивой незнакомки, потрясали беспредельным терпением, мудростью и глубиной, заставляя нас ёжиться от сквозящей в них бесконечности... – Здравы будете, гостюшки! – ласково поздоровался старец. – Что привело вас к нам? – И вы здравствуйте, дедушка! – радостно поздоровалась Стелла. И тут впервые за всё время нашего уже довольно-таки длинного знакомства я с удивлением услышала, что она к кому-то, наконец, обратилась на «вы»... У Стеллы была очень забавная манера обращаться ко всем на «ты», как бы этим подчёркивая, что все ею встреченные люди, будь то взрослый или совершенно ещё малыш, являются её добрыми старыми друзьями, и что для каждого из них у неё «нараспашку» открыта душа... Что конечно же, мгновенно и полностью располагало к ней даже самых замкнутых и самых одиноких людей, и только очень чёрствые души не находили к ней пути. – А почему у вас здесь так «холодно»? – тут же, по привычке, посыпались вопросы. – Я имею в виду, почему у вас везде такой «ледяной» цвет? Девушка удивлённо посмотрела на Стеллу. – Я никогда об этом не думала... – задумчиво произнесла она. – Наверное, потому, что тепла нам хватило на всю нашу оставшуюся жизнь? Нас на Земле сожгли, видишь ли... – Как – сожгли?!. – ошарашено уставилась на неё Стелла. – По-настоящему сожгли?.. – Ну, да. Просто там я была Ведьмой – ведала многое... Как и вся моя семья. Вот дедушка – он Ведун, а мама, она самой сильной Видуньей была в то время. Это значит – видела то, что другие видеть не могли. Она будущее видела так же, как мы видим настоящее. И прошлое тоже... Да и вообще, она многое могла и знала – никто столько не знал. А обычным людям это видимо претило – они не любили слишком много «знающих»... Хотя, когда им нужна была помощь, то именно к нам они и обращались. И мы помогали... А потом те же, кому мы помогли, предавали нас... Девушка-ведьма потемневшими глазами смотрела куда-то вдаль, на мгновение не видя и не слыша ничего вокруг, уйдя в какой-то ей одной известный далёкий мир. Потом, ёжась, передёрнула хрупкими плечами, будто вспомнив что-то очень страшное, и тихо продолжила: – Столько веков прошло, а я до сих пор всё чувствую, как пламя пожирает меня... Потому наверное и «холодно» здесь, как ты говоришь, милая, – уже обращаясь к Стелле, закончила девушка. – Но ты никак не можешь быть Ведьмой!.. – уверенно заявила Стелла. – Ведьмы бывают старые и страшные, и очень плохие. Так у нас в сказках написано, что бабушка мне читала. А ты хорошая! И такая красивая!.. – Ну, сказки сказкам рознь... – грустно улыбнулась девушка-ведьма. – Их ведь именно люди и сочиняют... А что нас показывают старыми и страшными – то кому-то так удобнее, наверное... Легче объяснить необъяснимое, и легче вызвать неприязнь... У тебя ведь тоже вызовет большее сочувствие, если будут сжигать молодую и красивую, нежели старую и страшную, правда ведь? – Ну, старушек мне тоже очень жаль... только не злых, конечно – потупив глаза, произнесла Стелла. – Любого человека жаль, когда такой страшный конец – и, передёрнув плечиками, как бы подражая девушке-ведьме, продолжала: – А тебя правда-правда сожгли?!. Совсем-совсем живую?.. Как же наверное тебе больно было?!. А как тебя зовут? Слова привычно сыпались из малышки пулемётной очередью и, не успевая её остановить, я боялась, что хозяева под конец обидятся, и из желанных гостей мы превратимся в обузу, от которой они постараются как можно быстрее избавиться. Но никто почему-то не обижался. Они оба, и старец, и его красавица внучка, дружески улыбаясь, отвечали на любые вопросы, и казалось, что наше присутствие почему-то и вправду доставляло им искреннее удовольствие... – Меня зовут Анна, милая. И меня «правда-правда» совсем сожгли когда-то... Но это было очень-очень давно. Уже прошло почти пять сотен земных лет... Я смотрела в совершенном шоке на эту удивительную девушку, не в состоянии отвести от неё глаза, и пыталась представить, какой же кошмар пришлось перенести этой удивительно красивой и нежной душе!.. Их сжигали за их Дар!!! Только лишь за то, что они могли видеть и делать больше, чем другие! Но, как же люди могли творить такое?! И, хотя я уже давно поняла, что никакой зверь не в состоянии был сделать то, что иногда делал человек, всё равно это было настолько дико, что на какое-то мгновение у меня полностью пропало желание называться этим же самым «человеком»....

o-ili-v.ru

В эволюции рыб все оказалось не просто — Новости науки

Если взглянуть в современные океаны, реки и озера, то можно увидеть удивительное разнообразие рыб – длиннотелые угри, восьмиметровые сельдяные короли, хрупкие морские коньки. Подавляющее большинство современных рыб – около 96% – относятся к костистым рыбам – инфраклассу лучеперых рыб, появившемуся около 260 млн лет назад.

Современный костный ганоид – миссисипский панцирник (Atractosteus spatula)Современный костный ганоид – миссисипский панцирник (Atractosteus spatula)

Эволюционные биологи и палеонтологи еще со времен Дарвина выдвигают разнообразные гипотезы, чтобы объяснить, почему костистые рыбы «переэволюционировали» всех своих конкурентов. Ведь в прошлом в океане доминировал совсем другой рыбий инфракласс – костные ганоиды (Holostei). Однако сегодня он считается «живым ископаемым» и представлен лишь восемью видами .

Напрашивающееся предположение о том, что костистые рыбы так распространены сегодня потому, что всегда были более эволюционно прогрессивны, чем их сородичи, не совсем верно. Исследование более тысячи окаменелостей около 500 видов, проведенное Джоном Кларком (John Clarke) из Пенсильванского университета, говорит о том, что история успеха костистых рыб не была такой простой, как принято считать. На протяжении первых 160 млн лет своей эволюции (с пермского по начало мелового периода) инфраотряд костных ганоидов не уступал в эволюционных инновациях костистым рыбам, а иногда и превосходил их.

«Многие из этих так называемых «живых ископаемых» не кажутся сегодня примечательными, однако их история очень интересна, – рассказывает Кларк. – Если бы мы могли попасть в триас и вас бы попросили сделать ставку на то, какой из этих инфраклассов вырвется вперед в эволюционной гонке, вы бы определенно выбрали костных ганоидов. Но они не сыграли».

Легко понять, почему ученые считают особенными костистых рыб. Этот инфракласс включает в себя 29 000 видов – примерно половину всех видов современных позвоночных животных. Костные ганоиды сегодня представлены лишь восемью видами, обитающими в пресных водах Северной Америки.

Успех костистых рыб пытались объяснить разными причинами – гибким строением челюстей, разнообразием репродуктивных стратегий и симметрией хвостовых плавников. После появления генетических и молекулярных данных ученые также стали связывать их успех с произошедшим в прошлом удвоением генома. Это событие дало дополнительный материал для мутаций, и тем самым ускорило эволюционные изменения.

Но Кларк и его коллеги поставили под сомнение устоявшееся представление  о том, что костистые рыбы всегда были более эволюционно продвинуты и успешны. «В прошлом были периоды, когда костные ганоиды были лидерами, – говорит Кларк. – Обнаружено много их окаменелостей, и можно утверждать, что в прошлом они были более многочисленны и разнообразны».

Результаты предпринятого американскими палеонтологами исследования говорят о том, что костные ганоиды преобладали в водных биоценозах с триаса по среднюю юру, а начиная с поздней юры инициативу перехватили уже костистые рыбы. Поэтому ученые решили рассмотреть первые 160 млн лет эволюции этих инфраклассов рыб – с перми до раннего мела.

Базой для исследования послужила подборка, включавшая в себя размеры и форму тела сотен ископаемых, которую Кларк подготовил во время работы над своей диссертацией. На этом материале исследователи построили «супердеревья», отражающие взаимосвязи большинства известных вымерших видов костных ганоидов из триасового, юрского и раннего мелового периода. Большие деревья были получены за счет объединения более 100 небольших деревьев, опубликованных ранее в палеонтологической литературе.

В то время как ученые широко исследуют закономерности увеличения разнообразия рыб на основе окаменелостей, никто ранее не применял численные методы, чтобы определить, в какой из этих групп рыб эволюция проходила быстрее или приводила к появлению более полезных изменений в размерах и форме тела. Группе Кларка удалось сравнить, во-первых, скорость эволюции размеров тела у костных ганоидов и костистых рыб, и во-вторых – степень изменений в строении тела этих двух групп.

В результате анализов не было подтверждено фактами предположение о том, что костистые рыбы могли менять размер и строения своего тела быстрее, чем костные ганоиды. Напротив, если проследить эволюцию этих двух групп методом молекулярных часов, то можно заметить, что костные ганоиды эволюционировали намного быстрее.

«Ни для одного отрезка времени нет убедительных доказательств того, что костистые рыбы имели эволюционное преимущество в изменении размеров и форм тела, – говорит Кларк. – И даже наоборот, существуют некоторые свидетельства в пользу того, что быстрее меняли размеры и форму тела как раз костные ганоиды».

Используя имеющиеся данные, американские палеонтологи также не обнаружили четкой связи между удвоением генома и увеличением размеров тела. Однако ученые получили подтверждение того, что форма тела у более поздних видов костистых рыб (с удвоенным геномом) изменялась быстрее, чем у их более древних сородичей. Это может говорить о том, что древние костистые рыбы просто медленно эволюционировали – даже в сравнении с костными ганоидами, а не только с более поздними сородичами с удвоенным геномом.

Поэтому ученые заключили, что прямой связи между удвоением генома и изменениями размеров и формы тела нет, и высокое разнообразие костистых рыб нельзя объяснить лишь удвоением генома. Кларк планирует продолжить исследование истории новоперых рыб, в особенности живых ископаемых, которыми часто пренебрегают в пользу более разнообразных современных костистых рыб.

«Большинство биологов старается объяснить, почему какие-то группы добились огромных успехов. При этом мало внимания уделяется другой стороне этого вопроса – как смогли уцелеть живые ископаемые – эти немногочисленные виды животных, остающиеся неизменными многие миллионы лет», – добавил исследователь.

Статья опубликована в журнале Proceedings of the National Academy of SciencesИсточник: paleonews.ru

sci-dig.ru

Эволюция рыб Вики

Эволю́ция рыб представляет собой длительный процесс, который начался примерно 530 млн лет назад в раннем кембрии. Рыбы стали первыми существами, у которых появились челюсти. Рыбы, предположительно, являются предками всех четвероногих.

Краткий обзор[ | код]

Самыми ранними предками рыб, вероятно, были животные, схожие по строению с ланцетниками — такие, как пикайя, Haikouichthys и Myllokunmingia. Эти три рода появились около 530 млн лет назад во время кембрийского взрыва, когда резко возросло количество таксонов животного царства. У пикайи была примитивная хорда, которая позже видоизменилась в позвоночник. В отличие от других представителей фауны, доминировавших в кембрийских водах, у пикайи тело состояло из хорды, рудиментарных позвонков и чётко выраженных головы и хвоста.

За ними последовали новые ископаемые позвоночные — хорошо защищённые панцирные рыбы, ископаемые остатки которых обнаружены в силурийских породах возрастом около 500—430 млн лет. Плакодермы резко увеличились в размере в сравнении со своими предками. Так, дунклеостей, достигавший в длину до десяти метров, был самым крупным живым существом девонского периода.

Первые челюстные рыбы появились в конце ордовика и получили большое распространение в девоне. Этот период окрестили «эпохой рыб». После девонского вымирания исчезли панцирные рыбы и бесчелюстные рыбообразные, за исключением миксинообразных и миногообразных. Также в конце девона появились первые лабиринтодонты — переходная форма между рыбами и амфибиями.

Бесчелюстные рыбы[ | код]

Бесчелюстных рыбообразных относят к самым первым рыбам на Земле. Они принадлежат к надклассу (или кладе, по разным классификациям) бесчелюстных типа хордовых подтипа черепных. Бесчелюстные рыбы известны со времен среднего ордовика и к концу силура достигли пика своего развития. Численность бесчелюстных рыбообразных пошла на спад в конце девона и в конечном итоге большинство из них вымерли.

Конодонты[ | код]

Внешне конодонты напоминали бесчелюстных угрей. Они появились, приблизительно 495 млн лет назад и вымерли 200 млн лет назад. Длина их тела составляла до 40 см.

Остракодермы[ | код]

Остракодермы получили своё название из-за хорошо развитого экзоскелета (панцирь из крупных костных пластин или мелких чешуй).

По внешнему виду остракодермы были более или менее рыбообразными животными, хотя часто и без парных плавников. Их длина составляла от 2 см до 1,5 м, а возможно, и до 2 м. Жили в прибрежных зонах морей и в пресных водоёмах. Известны от верхнего кембрия до верхнего девона. По всей видимости являются предками челюстноротых.

Иногда рассматриваются как класс, но в большинстве современных систем не имеют таксономического ранга.

Челюстноротые[ | код]

Первые челюстноротые появились в силурийском периоде. Это были плакодермы, большие хищные рыбы, защищённые костным панцирем. Предполагается, что эти челюсти развились из жаберных дуг бесчелюстных позвоночных.

Эволюция челюстноротых[ | код]

Плакодермы[ | код]

Плакодермы — первые челюстноротые существа.

При этом строение челюстей у плакодерм сильно отличается от строения челюстей у современных рыб. Так, у современных рыб эндохондральный нёбноквадратный элемент верхней челюсти расположен медиальнее основных мышц, смыкающих челюсти; у примитивных плакодерм он тесно связан со щекой, находясь латеральнее пространства, занимаемого челюстной мускулатурой. У большинства плакодерм вместо зубов к краям челюстей прикреплены крупные костные пластины, причём ни у одного из видов неизвестно регулярной смены зубов, обычной для других рыб. Эти особенности позволяют предполагать, что плакодермы произошли от линии примитивных челюстноротых позвоночных, отличных от форм, которые дали начало современным хрящевым и костным рыбам[1].

Все роды плакодерм обладали грудными и брюшными плавниками, но ни у одного не известен анальный. Хвост преимущественно гетероцеркальный (одна его лопасть больше другой)[2].

Акантоды[ | код]

Древнейший из известных акантод был морским животным, но на протяжении девона пресноводных становилось всё больше. У них замечены две особенности, не обнаруженные у более ранних видов позвоночных: у них была челюсть, и они имели достаточно крепкий позвоночник, что помогало им в плаванье, так как их спинной плавник был закреплён лучше, нежели у акул.

Акантоды делятся на три отряда: климатиеобразные, ишнакантообразные и акантодообразные. Климатиеобразные имели много маленьких защитных костей на позвоночнике, у ишнакантообразных на челюсти имелись зубы, в то время, как акантодообразные зубов не имели, но зато у них были длинные жаберные гребни.

Хрящевые рыбы[ | код]

К хрящевым рыбам относятся акулы, скаты и химеры. Они появились около 395 млн лет назад в середине девона.

У хрящевых рыб, в отличие от костных, нет плавательного пузыря. В связи с этим, чтобы не опуститься на дно, хрящевые рыбы должны находиться в движении. И у хрящевых, в отличие от костных рыб, жабры открываются наружу жаберными щелями; жаберных крышек нет.

Костные рыбы[ | код]

Костные рыбы возникли в конце силура-начале девона около 416 млн лет назад. Сейчас спорно, от кого они вместе с хрящевыми произошли, — от плакодерм или акантод. После девонского вымирания, когда вымерли и плакодермы и акантоды, костные и хрящевые рыбы, не имея конкурентов, стали господствовать в морях.

Считается, что Guiyu — самая ранняя костная рыба[3].

Лопастепёрые рыбы[ | код]

Лопастепёрые рыбы (в отличие от лучепёрых) перешли к обитанию во внутренних водоёмах, у них вырост пищевода превращается в лёгкое, ведущий анализатор — обоняние, и по сравнению с другими рыбами изменяется головной мозг. Лопастепёрые делятся на кистепёрых рыб и двоякодышащих.

Лучепёрые рыбы[ | код]

Наиболее древняя находка ископаемых лучепёрых рыб имеет возраст около 425 млн лет (конец Силурийского периода) — хищная рыба Andreolepis hedei'. Остатки этого вида были найдены в России, Швеции и Эстонии[4].

В пермском и триасовом периодах были широко распространены лучепёрые рыбы, обладающие ганоидной чешуей. На смену им около 200 млн лет назад появились костистые рыбы, которые в настоящий момент являются наиболее разнообразной и многочисленной группой рыб.

В отличие от лопастепёрых, другого класса костных рыб, лучепёрые, как правило, обладают костным позвоночником, и только у немногих сохраняется хорда или её остатки.

Эволюция[ | код]

Кембрий, ордовик и силур. Появление рыб[ | код]

Кембрий Ордовик Силур
Начало кембрийского периода (541—485 млн лет назад), как и фанерозоя, отмечено «кембрийским взрывом», после которого резко увеличилось количество представителей животного царства.
Pikaia BW.jpg Пикайя Пикайя, наряду с Myllokunmingia и Haikouichthys ercaicunensis является кандидатом на звание «первого хордового» и «первой рыбы». Пикайя появилась около 530 млн лет назад, после кембрийского взрыва. Она является переходным звеном от беспозвоночных к позвоночным[5]. Длина пикайи была не больше 5 см. Вероятно, животное могло активно плавать, волнообразно изгибая тело, в первую очередь — его уплощенную заднюю часть[6] Скорее всего, пикайя была фильтратором и процеживала воду со взвешенными частицами через отверстия в глотке[7].
Haikouichthys 3d.png Haikouichthys Haikouichthys — ещё одна переходная форма от беспозвоночных к позвоночным[8]. В отличие от пикайи имел глаза. По-видимому, хайкоуихтисы жили крупными стаями из нескольких сотен особей, что помогало им спасаться от хищников. Судя по небольшим размерам и своеобразной форме тела, плавали хайкоуихтисы плохо. В основном они держались у морского дна, где собирали мелкие частицы пищи. На некоторых хорошо сохранившихся окаменелостях хайкоуихтиса сохранились даже отпечатки внутренних органов и желез, вырабатывавших кожную слизь.
Myllokunmingia.png Myllokunmingia Myllokunmingia появилась 530 млн лет назад. Длина тела составляла около 28 см. Это одно из древнейших хордовых.
Euconodonta.gif Конодонты Конодонты — вымершие представители типа хордовых, внешним обликом похожи на современных угрей, отнесены к отдельному классу конодонтов (Conodonta). По одиннадцати известным полным окаменелым отпечаткам конодонтоносителей можно сделать вывод, что они по внешнему виду напоминали угрей. Их ротовой аппарат состоял из 15 или, реже, 19 элементов и радикально отличался от челюстей современных животных. Форма элементов — зубовидная, гребенчатая, листообразная; состав — фосфат кальция. Среди конодонтоносителей были как совсем крошечные (длиной около 1 см), так и гигантские (например, Promissum, длина которого достигала 40 см)[9]. В настоящее время палеонтологи сходятся во мнении, что для конодонтоносителей характерно наличие больших глаз, плавников с плавниковыми лучами, хорды и мощной поперечно расположенной мускулатуры.
Thelodonti.gif Остракодермы Остракодермы (пластинокожие) имели панцирь из костных пластин или чешуйчатый покров (переднюю часть тела чаще всего защищал панцирь). Толщина его пластин у некоторых из них достигает 3 см. Глаза были у большинства остракодерм. В головном щите многих из них есть отверстие и для теменного глаза, расположенное примерно между парными глазницами. Оно, хотя и никогда не превышало их по размеру, часто было довольно крупным. У арандаспид такое отверстие было парным, но по другим интерпретациям оно у них не имело отношения к теменному глазу.
Ордовикский период (485—443 млн лет назад) — рыбы продолжают развиваться. У них пока отсутствуют челюсти и им приходится конкурировать с пока ещё более сильными противниками, такими как ракоскорпионы.
Larnovaspis stensioei.jpg Heterostraci Heterostraci — древний класс бесчелюстных рыб, обитавший в морях. Появился в раннем ордовике, но не пережил девонское вымирание.
Astraspis desiderata.png Astraspis Astraspis — древний род примитивных бесчелюстных рыб. Но рыбы прогрессируют, у окаменелостей обнаружена боковая линия.
Arandaspis NT.jpg Pteraspidomorphi Pteraspidomorphi — древний класс ранних бесчелюстных рыб. Окаменелости доказывают наличие панциря на голове. Хвост напоминает хвост ланцетника, что увеличивало маневренность рыбы с её тяжелым костяным панцирем. Большинство жило в морях, но некоторые жили и в пресной воде.
Shielia tiati.svg Телодонты В отличие от других представителей позвоночных своего времени, телодонты не имели костного панциря. Существуют предположения, что именно они стали переходным звеном от бесчелюстных рыб к челюстноротым. Они жили как в пресных водоемах, так и в морях, начиная с раннего ордовика и заканчивая поздним девоном.
Ордовик закончился ордовико-силурийским вымиранием (450—440 млн лет назад). В итоге вымерло около 27 % всех семейств, 57 % всех родов и 60-70 % всех видов. Это было второе из пяти массовых вымираний в истории Земли.
Силурийский период (443—419 млн лет назад) — появление челюстноротых, акантод и плакодерм.
Jamoytius kerwoodi.jpg Анаспиды Анаспиды имели веретенообразное и сплюснутое с боков тело, из-за чего напоминали рыб сильнее всех остальных остракодерм[10]. У разных видов форма тела отличалась мало. В длину они достигали 15 см (Lasanius, возможно, 20 см). Среди анаспид встречаются и животные (Jamoytius), достигавшие 25 см.
Acanthodii.jpg Акантоды Акантоды существовали с позднего силура (430 млн лет назад) до ранней перми (250 млн лет назад), главным образом в пресных водоёмах. Питание — предположительно, планктоном. Древнейшие из известных акантод были морскими животными, но на протяжении девона пресноводных становилось всё больше. У них замечены две особенности, не обнаруженные у более ранних видов позвоночных: наличие челюстей и они достаточно крепкого позвоночника, что помогало им в плаваньи, так как спинной плавник был закреплён лучше, нежели у акул.
Silurolepis platydorsalis.jpg Плакодермы Плакодермы или Панцирные рыбы — класс челюстноротых (Gnathostomata), живших в палеозое, начиная с раннего силура. Расцвет панцирных рыб пришёлся на девон, однако в его конце класс этих рыб полностью вымер[1]. Ранние панцирные рыбы жили исключительно в пресной воде, но позже они переселились и в моря. Характерным признаком панцирных рыб была защищённость головы и туловища костяным панцирем. Самым крупным из представителей был дунклеостей из отряда Arthrodira, достигавший 10 метров в длину.
Guiyu BW.jpg Guiyu Guiyu — самый ранний известный представитель костных рыб[3]. Жил в конце силурийского периода (около 419 млн лет назад) на территории современного Китая[11][12]. Длина от кончика головы до кончика хвоста составляла около 33 см[12]. Рыба объединяет в себе черты как лучепёрых, так и лопастепёрых рыб. Однако её отнесли ко второму классу.
Andreolepis Древний род Andreolepis включал самых ранних известных лопастепёрых рыб, включаяAndreolepis hedei, который появился в позднем силуре, около 420 млн лет назад.[13][14]

Девон. Эпоха рыб[ | код]

Девонское море

Девон часто называют веком рыб. Действительно, бесчелюстные и челюстноротые заселяют практически все морские и пресноводные бассейны и достигают большого разнообразия.

В морях в девонском периоде тоже происходили перемены. Появились первые аммониты — головоногие моллюски со спирально закрученными раковинами, которых ещё ждал расцвет в мезозое. Донные хищники ракоскорпионы — эвриптероидеи достигают 1,5—2 метров в длину. Трилобиты начинают вымирать, судя по всему, им стало сложно жить при таком изобилии хищников.

В конце периода происходит массовое вымирание животных. После вымирания исчезли все панцирные и бесчелюстные рыбы.

Дeвoн
Девонский период (419—359 млн лет назад): Появление четвероногих, произошедших от рыб. Рыбы доминируют как в пресных водах, так и в морях. Из-за этого девон часто называют «эпохой рыб».
Раннийдевон
Psarolepis BW.jpg Psarolepis Psarolepis — древний вымерший род костных рыб. Является общим предком кистепёрых и лучепёрых рыб. Жил 418—397 млн лет назад. Ископаемые обнаружены в южном Китае в 1998 году.
Holoptychius nobilissimus.jpg Holoptychius Holoptychius — древний род костных рыб. Жил 416—359 млн лет назад
Ctenurella gladbachensis.jpg Ptyctodontida Ptyctodontida — древняя плакодерма с тонким панцирем, схожая по строению и внешнему виду с химерой. Жила на протяжении всего девона.
Lunaspis.jpg Petalichthyida Petalichthyida — одна из самых распространенных рыб раннего девона. Была найдена по всему миру. Предположительно, охотилась на мелкую рыбу из засады.
Laccognathus embryi - reconstruction.jpg Laccognathus Laccognathus — род вымерших лопастепёрых рыб семейства Holoptychiidae. Были распространены в Европе и Северной Америке в девонском периоде (375 миллионов лет назад). Размеры тела достигали 2 метров. У рыб была большая плоская голова с мощным ртом и маленькими глазами. Предположительный образ жизни: придонные хищники, подстерегавшие жертву в засаде[15].
Среднийдевон
Dipterus valenciennesi1.jpg Диптерусы Диптерусы — вымерший род двоякодышащих рыб. Жили в среднем и позднем девонском периоде. Напоминали примитивных кистепёрых рыб. Длина тела 7—30 см. Тело веретенообразное, голова уплощённая. Тело было покрыто космоидной чешуёй, голова — сплошным роговым щитом. Зубные пластинки верхней и нижней челюсти птеригоидные (крыловидные) с веерообразно расходящимися 10—12 бугорчатыми гребнями. Хвостовой плавник гетероцеркный, спинных плавников 2, анальный — отдельно.
Early Shark.jpg Cladoselache Cladoselache — род вымерших хрящевых рыб семейства кладоселяховых отряда кладоселяхообразных. Примитивные акулы, до 1,8 метра в длину, обитали в океанах Северной Америки. Имели глубоко раздвоенный хвост.
Coccosteus BW.jpg Coccosteus Coccosteus — вымерший род плакодерм. Больше всего ископаемых было найдено вблизи пресных водоемов, хотя, возможно, они могли плавать и в соленой воде.
Bothriolepis canadensis 2.jpgBothriolepis canadensis Bothriolepis Bothriolepis — один из самых распространенных плакодерм девона. Появился в начале среднего девона, но не пережил девонское вымирание.
Pituriaspis doylei.jpg Pituriaspida Pituriaspida — маленькая и плохо изученная группа вымерших панцирных бесчелюстных позвоночных (остракодерм), условно включаемая в состав непарноноздрёвых[16][17]. Название образовано от pituri — галлюциноген растительного происхождения, которым пользуются шаманы некоторых племён австралийских аборигенов, и др.-греч. ἀσπίς — «щит» (обычное для названий остракодерм окончание). Получили это имя из-за причудливой морфологии[18]. Известно два вида: Pituriaspis doylei и Neeyambaspis enigmatica.
Позднийдевон
Dunkleosteus intermedius.jpg Дунклеостей Дунклеостей — род вымерших панцирных рыб отряда артродир класса плакодерм, живших в девонском периоде 415—360 млн лет назад. Его представители достигали 8—10 метров в длину и были крупнейшими морскими хищниками своего времени.

Ископаемые останки обнаруживаются в Марокко, Бельгии, Польше и Северной Америке.

Titanichthys10.jpg Titanichthys Titanichthys — род гигантских плакодерм, похожих на дунклеостея. Однако в отличие от него, Titanichthys питался мелкими рыбами.
Materpiscis02.JPG Materpiscis Materpiscis — панцирная рыба длиной около 25 см, окаменелые останки которой возрастом 375 миллионов лет были обнаружены в 2005 году (описаны в 2008) в формации Гоугоу (округ Кимберли, Западная Австралия).

Особенностью найденной окаменелости является наличие внутри рыбы развитого эмбриона и хорошо сохранившейся пуповины, что делает эту рыбу самым древним известным представителем живородящих и относит период появления процесса живорождения и копуляции на 200 миллионов лет ранее, чем считалось до этой находки

Rhizodont Rhizodont — отряд древних костных рыб, живший 377—310 млн лет назад. Они достигали 7 метров в длину, что делало их самыми крупными пресноводными рыбами всех времен.

От рыб к четвероногим[ | код]

В середине девонского периода, около 385 млн лет назад на Земле сформировались условия, благоприятные для массового освоения суши животными. Благоприятными факторами были, в частности, тёплый и влажный климат, наличие достаточной пищевой базы (сформировавшейся обильной фауны наземных беспозвоночных). Кроме того, в тот период в водоёмы вымывалось большое количество органики, в результате окисления которой содержание кислорода в воде снижалось. Это способствовало появлению у рыб приспособлений для дыхания атмосферным воздухом[19].

Происхождение земноводных
Eusthenopteron model.jpg Eusthenopteron Eusthenopteron — вымерший род лопастепёрых рыб, сыгравших роль в становлении четвероногих. Ранее считалось, что эти рыбы выходили на берег, однако, сейчас большинство палеонтологов сходится на том, что они обитали в пелагической зоне. В род входят несколько видов, существовавших в позднем девоне, около 385 млн лет назад. Eusthenopteron был впервые описан J. F. Whiteaves в 1881 году в ходе работ по исследованию большой коллекции окаменелых останков рыб, найденных в канадском Национальном парке Мигуаша (Miguasha). Было найдено около 2000 экземпляров Eusthenopteron, один из которых был подробно исследован и описан в цикле статей, издававшихся с 1940-х по 1990-е шведским палеоихтиологом Эриком Ярвиком (Erik Jarvik, 1907—1998)[20].
Gogonasus BW.jpg Gogonasus Gogonasus (лат. Gogonasus — «морда» из Гоугоу) — лопастепёрая рыба, обитавшая 380 миллионов лет назад (верхний девон, франский век). Найдена в породах формации Гоугоу (округ Кимберли, Западная Австралия). Некоторые особенности скелета делают её похожей на тетрапод. Gogonasus имел внутреннее ухо, строение плавников показывает наличие костей-предшественников передних конечностей. Считается, что эта рыба могла вылезать на коралловый риф для ловли добычи.
Panderichthys BW.jpg Panderichthys Обитал на мелководье. Мог высунуть на короткое время голову из воды[21].
Tiktaalik BW.jpg Тиктаалик Тиктаалик (лат. Tiktaalik) — род ископаемых лопастепёрых рыб из позднего девона, имевших много общих черт с четвероногими. Название означает «большая пресноводная рыба, живущая на мелководье» на языке инуктитутов, населяющих арктическую Канаду. Ископаемые останки были обнаружены в 2004 году в отложениях позднего девона (около 380 млн лет назад) на острове Элсмир (терр. Нунавут, север Канады) палеонтологами Эдвардом Дешлером, Нейлом Шубиным и Фаришем Дженкинсом.

Тиктаалик является переходным звеном между рыбами и наземными позвоночными. В его строении сочетаются черты тех и других.

Acanthostega BW.jpg Акантостега Акантостега (лат. Acanthostega) — род ископаемых тетрапод, живших в позднем девоне и являющихся промежуточным звеном между лопастепёрыми рыбами и наземными животными. Одни из первых хордовых, развивших конечности. Акантостега достигала длины около 60 см. Конечности не имели запястий, что говорит о крайне низкой приспособленности к передвижению по суше, и на каждой из них насчитывалось 8 пальцев. Строение скелета указывает на наличие внутренних жабр. Слабые конечности, которые не смогли бы выдержать вес животного, и короткие рёбра, на которые оно также не могло опираться, говорят о его преимущественно водном образе жизни.
Ichthyostega BW.jpg Ихтиостега Ихтиосте́га (лат. Ichthyostega) — род ранних тетрапод, живший в верхнем девонском периоде, около 367—362,5 млн лет назад, и представляющий собой первое промежуточное звено между рыбами и амфибиями. Этот род рассматривается в составе амфибий, однако он не является прямым предком современных видов, предки которых — лепоспондилы (Lepospondyli) — появились в каменноугольном периоде.

У ихтиостег были ноги, но они, возможно, не использовались для ходьбы по суше. Ихтиостеги имели хвостовой плавник и некоторые органы чувств, функционирующие только в воде. Тело их было покрыто мелкими чешуйками.

По мнению некоторых учёных, ихтиостеги могут считаться переходными формами между кистепёрыми рыбами и наземными позвоночными.

Pederpes22small.jpg Pederpes Педерпес (Pederpes finneyae, Pederpes finneyi) — примитивное четвероногое («земноводное») начала раннекаменноугольной эпохи. Единственное четвероногое этой эпохи, известное по достаточно полному скелету. Педерпес заполняет так называемый «провал Ромера» — промежуток примерно в 20 миллионов лет между поздним девоном (временем существования примитивных водных тетрапод вроде ихтиостеги и акантостеги) и появлением настоящих четвероногих в раннем карбоне. Скелет педерпеса обнаружен в отложениях турнейского времени (около 354—344 млн лет назад) в Шотландии.

После девона[ | код]

Карбон Пермь Триас Юра Мел Кайнозой
Stethacanthus1DB.jpg Стетакант Steth pair1.jpg

Одна из древнейших акул. Обитала в девонском и каменноугольном периоде, 370—345 млн лет назад, на территории Северной Америки, Европы и России. Из-за диковинной формы спинного плавника стетаканта в шутку называют «гладильная доска». Только самцы обладали причудливым спинным плавником, а у самок плавник был обычным, как у современных акул. Назначение этого странного спинного плавника как и коротких шипов на голове и передних плавниках неизвестно.

Falcatus.jpg Falcatus Были хищниками. В длину достигали 25-30 сантиметров.[22]. У них были большие глаза. Хвостовой плавник был раздвоен. Основное отличительной особенностью являлся выступающий шип, растущий из спины. Такой шип был только у взрослых самцов. Его функция пока не известна.
Orodus sp1DB.jpg Orodus Orodus — акула каменноугольного периода, которая прожила до ранней перми 303—295 млн лет назад. Достигали 2 метров в длину.
Acanthodes BW.jpg Акантоды Древнейший из известных акантод был морским животным, но на протяжении девона пресноводных становилось всё больше. У них замечены две особенности, не обнаруженные у более ранних видов позвоночных: у них была челюсть, и они имели достаточно крепкий позвоночник, что помогало им в плаванье, так как их спинной плавник был закреплён лучше, нежели у акул.

Акантоды делятся на три отряда: климатиеобразные, ишнакантообразные и акантодообразные. Климатиеобразные имели много маленьких защитных костей на позвоночнике, у ишнакантообразных на челюсти имелись зубы, в то время, как акантодообразные зубов не имели, но зато у них были длинные жаберные гребни.

Пермский период закончился пермско-триассовым вымиранием. Является одной из крупнейших катастроф биосферы в истории Земли, привела к вымиранию 96 %[23] всех морских видов и 70 % наземных видов позвоночных. Катастрофа стала единственным известным массовым вымиранием насекомых[24], в результате которого вымерло около 57 % родов и 83 % видов всего класса насекомых. Ввиду утраты такого количества и разнообразия биологических видов восстановление биосферы заняло намного более длительный период времени по сравнению с другими катастрофами, приводящими к вымираниям[23]. Модели, по которым протекало вымирание, находятся в процессе обсуждения[25]. Различные научные школы предполагают от одного[26] до трёх[27] толчков вымирания.
Триас (252—201 млн лет назад): Фауне потребовалось достаточно много времени, чтобы ося после предыдущей катастрофы.
Perleidus.jpg Perleidus Perleidus — лучепёрая рыба раннего триаса. Обитала в пресноводных водоемах. Была хищником. Обладала большой гибкостью и маневренностью[28].
Protosphyraena2DB.jpg Pachycormiformes Hypsocormus2.jpg

Pachycormiformes — вымершая лучепёрая рыба из среднего триаса. Её отношения с другими представителями триасовой фауны неизвестны.

Pholidophorus NT.jpg Pholidophorus Pholidophorus — древний вымерший род костных рыб. Предположительно охотился на мелких рыб и планктоноядных ракообразных[29].
Триас закончился триасово-юрским вымиранием. Целый класс конодонтов[30], составлявших 20 % от всех морских семейств, все широко распространённые круротарзы (нединозавроподобные архозавры), некоторые из остававшихся терапсид и многие виды из широко распространённой группы земноводных полностью исчезли. По меньшей мере половина известных сейчас видов, живших на Земле в то время, вымерли. Это событие освободило экологические ниши, позволив динозаврам доминировать начиная с юрского периода. Триасовое вымирание произошло менее чем за 10 000 лет и происходило непосредственно перед тем как Пангея начала распадаться на части.

Статистический анализ потерь среди морской фауны в это время наводит на мысль, что уменьшение разнообразия было связано, скорее, со спадом в темпе видообразования, чем ростом вымирания.[31]

Юрский период (201—145 млн лет назад)
Leedsichthys problematicus.jpg Leedsichthys Лидсихтис (лат. Leedsichthys) — род гигантских вымерших костных рыб юрского периода. Относится к семейству пахикормовых отряда пахикормообразных[32], включающему примитивных новопёрых рыб юрского и мелового периода. Описана на основании находок, сделанных в 1889 году вблизи Питерборо (Англия) собирателем окаменелостей Артуром Лидсом[33].
Ichthyodectidae1.jpg Ichthyodectidae

Ихтиодектиды (лат. Ichthyodectidae) — семейство вымерших мезозойских костных рыб из отряда (или когорты) Ichthyodectiformes. Находятся в основании ствола костистых рыб, сближаются с костноязычными (араванообразными) либо с пахикормидами. Ранее считались родичами тарпонообразных. Крупные и очень крупные (до 6 метров длиной) преимущественно хищные рыбы. Тело веретенообразное, часто удлиненное, высокие спинной и анальный плавники сдвинуты к хвосту, грудные плавники длинные, брюшные также хорошо развиты. Хвостовой плавник равнолопастный, глубоко вырезанный, полулунный. Челюсти массивные, зубы у большинства крупные, клыкообразные. Рот косой, направлен вверх. Передние уроневралии расширены, перекрывают боковые поверхности предхвостовых позвонков. Часть дна носовой капсулы составляет необычной формы решетчато-небная кость. Чешуя крупная, ромбическая или округлая. Преимущественно морские рыбы, некоторые найдены в лагунных и даже пресноводных отложениях.

Меловой период (145-66 млн лет назад)
Sturgeon2.jpg Осетровые Осетровые — довольно большие рыбы (белуга достигает в длину 4 м). Тело вытянутое в длину, почти вальковатое. В ископаемом состоянии осетровые рыбы известны с мелового периода (85,8—70,6 млн лет назад)[34]. В зоогеографическом отношении весьма интересны представители подсемейства лопатоносоподобных (Scaphirhynchinae), которые водятся с одной стороны в Средней Азии, с другой в Северной Америке, что заставляет видеть в современных видах этого рода остатки прежде широко распространённой фауны. Сохранились до наших дней.
Enchodus petrosus.jpg Enchodus Enchodus — древняя костная рыба. Появилась в меловом периоде и дожила до эоцена.
Xiphactinus audax fossil.jpg Xiphactinus

Ксифактин (лат. Xiphactinus audax) — гигантская костная рыба мелового периода. Принадлежит к вымершему мезозойскому отряду Ichthyodectiformes, близкому к основанию ствола костистых рыб. Вид Xiphactinus audax назван Джозефом Лейди в 1870 году на основании фрагмента шипа грудного плавника, обнаруженного в меловых отложениях Канзаса. Следует отметить, что зубы этой рыбы Лейди ранее описал (из мела Нью-Джерси) как зубы морских рептилий. В 1872 году Э. Д. Коуп на основании более полных остатков (включая череп) описал из меловых отложений Канзаса рыбу Portheus molossus. Позже оказалось, что это синоним ксифактина. Название «портеус» до сих пор используется в старой литературе.

Ptychodus mortoni.jpg Ptychodus Ptychodus  (лат.) — вымерший род акул семейства Ptychodontidae отряда Hybodontiformes. Жили в меловом периоде, особенно были распространены в верхнем мелу[35][36].
Меловой период закончился мел-палеогеновым вымиранием. Всего погибло 16 % семейств морских животных (47 % родов морских животных) и 18 % семейств сухопутных позвоночных.
Кайнозой (65 млн лет назад — настоящее время)
Amphistium.JPG Amphistium Amphistium — рыба, жившая около 50 млн лет назад в палеоцене. предположительно, является предком камбалообразных.
VMNH megalodon.jpg Мегалодон

Мегалодон (греч. μέγας и греч. ὀδούς — «большой зуб») — вымерший вид акул, останки которого находят в отложениях от позднего олигоцена (примерно 28 миллионов лет назад) до плейстоцена (1,5 млн лет назад).

Примечания[ | код]

  1. ↑ 1 2 Кэрролл, т. 1, 1992, с. 59.
  2. ↑ Кэрролл, т. 1, 1992, с. 60.
  3. ↑ 1 2 David Tyler Critical transitions in fish evolution lack fossil documentation (англ.) // Science Literature : журнал. — 2009. — P. 469-474.
  4. ↑ Andreolepis hedei (англ.): информация на сайте Paleobiology Database (Проверено 24 мая 2017).
  5. ↑ Dawkins, 2004, p. 289.
  6. ↑ Walcott C. D. Middle Cambrian annelids (англ.) // Smithsonian miscellaneous collections. — 1911. — Vol. 57, no. 5. — P. 109—144.
  7. ↑ Александр Марков. Пикайя — самое примитивное хордовое? (рус.). Элементы (16 марта 2012). Архивировано 17 июня 2012 года.
  8. ↑ Shu D.-G., Morris S. C., Han J., Zhang Z.-F., Yasui K., Janvier P., Chen L., Zhang X.-L., Liu J.-N., Li Y., Liu H.-Q.  Head and backbone of the Early Cambrian vertebrate Haikouichthys // Nature, 2003, 421 (6922). — S. 526—529. — DOI:10.1038/nature01264. — PMID 12556891.
  9. ↑ Gabbott, S.E.; R. J. Aldridge, J. N. Theron (1995). «A giant conodont with preserved muscle tissue from the Upper Ordovician of South Africa». Nature 374: 800–803. DOI:10.1038/374800a0.
  10. ↑ Кэрролл, т. 1, 1992, с. 37–55.
  11. ↑ Guiyu: The Oldest Articulated Osteichthyan (англ.). PALAEOBLOG. Проверено 3 мая 2009. Архивировано 16 августа 2013 года.
  12. ↑ 1 2 Descubrimiento de fósil de pez óseo en China aporta nuevos conocimientos clave sobre origen de los vertebrados (исп.). Проверено 27 марта 2009. Архивировано 16 августа 2013 года.
  13. ↑ Min Z (1997). «The oldest sarcopterygian fish» (PDF). Lethaia 30 (4): 293–304. DOI:10.1111/j.1502-3931.1997.tb00472.x.
  14. ↑ Märss T (2001). «Andreolepis (Actinopterygii) in the upper Silurian of northern Eurasia». Proceedings of the Estonian Academy of Sciences 50 (3): 174–189.
  15. ↑ Dell’Amore, C. (September 12, 2011). «Ancient Toothy Fish Found in Arctic—Giant Prowled Rivers». National Geographic Daily News. Retrieved September 13, 2011.
  16. ↑ Нельсон Дж. С. Рыбы мировой фауны. — 4. — Москва: URSS, 2009. — С. 73–80. — 880 с. — ISBN 978-5-397-00675-0.
  17. ↑ Cephalaspidomorphi: Osteostraci (англ.). Palaeos: Life Through Deep Time. Проверено 27 ноября 2012. Архивировано 23 января 2013 года.
  18. ↑ †Pituriaspida (англ.) информация на сайте Fossilworks. (Проверено 24 мая 2017).
  19. ↑ Рожденные Олдредом // Журнал «Вокруг Света» № 3 (2810) | Март 2008
  20. ↑ Geological Survey of Canada. Past lives: Chronicles of Canadian Paleontology: Eusthenopteron - the Prince of Miguasha  (недоступная ссылка — история) (7 февраля 2008). Проверено 10 февраля 2009. Архивировано 11 декабря 2004 года.
  21. ↑ Nature: The pelvic fin and girdle of Panderichthys and the origin of tetrapod locomotion
  22. ↑ http://www.sju.edu/research/bear_gulch/pages_fish_species/Falcatus_falcatus.php Fossil Fish of Bear Gulch 2005 by Richard Lund and Eileen Grogan Accessed 2009-01-14
  23. ↑ 1 2 Benton M J. When Life Nearly Died: The Greatest Mass Extinction of All Time. — Thames & Hudson, 2005. — ISBN 978-0500285732.
  24. ↑ Sole, R. V., and Newman, M., 2002. «Extinctions and Biodiversity in the Fossil Record — Volume Two, The earth system: biological and ecological dimensions of global environment change» pp. 297—391, Encyclopedia of Global Enviromental Change John Wilely & Sons.
  25. ↑ Yin H, Zhang K, Tong J, Yang Z, Wu S. «The Global Stratotype Section and Point (GSSP) of the Permian-Triassic Boundary». Episodes 24 (2): 102–114.
  26. ↑ Jin YG, Wang Y, Wang W, Shang QH, Cao CQ, Erwin DH (2000). «Pattern of Marine Mass Extinction Near the Permian–Triassic Boundary in South China». Science 289 (5478): 432–436. DOI:10.1126/science.289.5478.432. PMID 10903200.
  27. ↑ Yin HF, Sweets WC, Yang ZY, Dickins JM,. «Permo-Triassic Events in the Eastern Tethys». Cambridge Univ. Pres, Cambridge, 1992.
  28. ↑ The Marshall Illustrated Encyclopedia of Dinosaurs and Prehistoric Animals, 1999, p. 36.
  29. ↑ The Marshall Illustrated Encyclopedia of Dinosaurs and Prehistoric Animals, 1999, p. 38–39.
  30. ↑ The extinction of conodonts —in terms of discrete elements— at the Triassic-Jurassic boundary
  31. ↑ Bambach, R.K.; Knoll, A.H. & Wang, S.C. (December 2004), "Origination, extinction, and mass depletions of marine diversity", Paleobiology Т. 30 (4): 522–542, doi:10.1666/0094-8373(2004)030<0522:OEAMDO>2.0.CO;2, <http://www.bioone.org/perlserv/?request=get-document&issn=0094-8373&volume=30&page=522> 
  32. ↑ Нельсон Д. С. Рыбы мировой фауны / Пер. 4-го перераб. англ. изд. Н. Г. Богуцкой, науч. ред-ры А. М. Насека, А. С. Герд. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — С. 168. — ISBN 978-5-397-00675-0.
  33. ↑ Ученые измерили гигантскую «кузину» китовой акулы из Юрского периода
  34. ↑ Acipenseridae (англ.) информация на сайте Paleobiology Database. (Проверено 24 мая 2017).
  35. ↑ Jim Bourdon & Mike Everhart. Ptychodus AGASSIZ 1835 (англ.). The Life and Times of Long Dead Sharks (1999—2011). Проверено 20 октября 2012. Архивировано 18 декабря 2012 года.
  36. ↑ Mike Everhart. Ptychodus mortoni. A shell-crushing shark from the Late Cretaceous of western Kansas. (англ.). Oceans of Kansas Paleontology (20 August 2012). Проверено 20 октября 2012. Архивировано 18 декабря 2012 года.

Литература[ | код]

  • Кэрролл Р.  Палеонтология и эволюция позвоночных: В 3-х т. Т. 1. — М.: Мир, 1992. — 280 с. — ISBN 5-03-001819-0.
  • Dawkins R.  The Ancestor's Tale: A Pilgrimage to the Dawn of Life. — Boston: Houghton Mifflin Company, 2004. — 673 p. — ISBN 0-618-00583-8.
  • The Marshall Illustrated Encyclopedia of Dinosaurs and Prehistoric Animals / Ed. by D. Palmer. — London: Marshall Editions, 1999. — 312 p. — ISBN 1-84028-152-9.

ru.wikibedia.ru


Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..