Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

Глава одиннадцатая. Рыбы-снайперы. Рыбы снайперы


Рыбы-снайперы токсотес или брызгун - Дикий мир

Удивительная рыба – брызгун, вызывает неподдельный интерес аквариумистов. Естественная среда обитания-реки и морские заливы Юго-Восточной Азии. Зеленовато-желтое тело, сплющенное с правого и левого бока, усыпано черно-белыми пятнами или полосками. Такая маскировочная расцветка делает этих представителей фауны незаметными среди зарослей тростника или водорослей. Спинная сторона, в отличие от тела других рыб, настолько прямая, что производит впечатление идеально ровной. Это дает возможность туловищу плотно прилегать снизу к водной глади. Вследствие этого спинной плавник сдвигается над водной поверхностью. Эта особенность строения позволяет рыбам замечать насекомых над водоемом.

Рыбы-снайперы токсотес или брызгун

 

 

Главную «изюминку» этой рыбы составляет довольно крупный рот, который может функционировать как своеобразный насос, адаптированный для стрельбы. Язык видоизменен в массивный поршень. После забора влаги жаберные крышки закрываются. А губы смыкаются, образуя в середине рта мелкое округлое отверстие. Массивный язык-поршень с большим давлением выбрасывает струю воды.

 

 

Как будто рыба услышала команду «залп». Бац! Насекомые, оказавшиеся объектом охоты, шлепаются прямо ко рту, и брызгун ее глотает. Происходит всё в считанные секунды настолько стремительно, что человеческий глаз успевает зафиксировать лишь падающих мух. Занимательную охоту во всех мельчайших подробностях можно наблюдать лишь посредством кинокамеры в замедленном режиме съемки. Правда, название рыба-брызгун не совсем подходит к описанному процессу. Скорее, рыба-стрелок, ведь с помощью тонкой, но сильной струи она сбивает намеченную цель, направляя всю силу выстрела в ударную стрелу.

 

брызгуны

 

Но эту рыбу назвали так за то, что она выпускает брызги обильным фонтаном в случае, если потребуется намочить присевших на воду крылатых членистоногих. В данном случае охотника интересует сколько не прямое попадание в мишень, столько навесной огонь: под воздействием выпавшей сверху обильной влаги крылья жертвы намокают и насекомое не может взлететь. Зачастую водные «снайперы» выпрыгивают из воды на длину тела, чтобы поймать жертву. Не чужда токсотесу и подводная охота.

 

Рыбы-снайперы токсотесы

 

Обитая в неглубоких, хорошо прогреваемых, мангровых зарослях, где на дне и на поверхности с растениями изобилие насекомых, снизу пускает струю воды. Она разрывает грунт, с илом поднимая на поверхность спрятавшихся водных обитателей - добычу. В аквариуме содержать этих рыб непросто, главным образом, из-за трудностей, связанные с кормлением. 

 

Природные инстинкты не позволяют брызгунам питаться обычным способом. В поисках летающих объектов они могут выпрыгнуть из аквариума, если тот открыт. При наличии крышки, подпрыгнув, рыбки могут получить травмы. Альтернативой выход - открытый глубокий аквариум, с низким уровнем воды. Хотя токсотесы достаточно толерантны к сородичам и мирно уживаются с другими обитателями, все же следует оставлять в их окружении достаточно крупных особей. Иначе они станут каннибалами и начнут пожирать мальков и мелких рыбешек, предварительно сбив их брызгами.Чтобы научит прыгунов питаться в искусственном мини-водоеме, аквариумисты используют различные уловки. К примеру, выпускают сверчков, мух над поверхностью воды. Склеенные кусочки корма располагают повыше, чтобы брызгуны сбивали их снайперскими «плевками». Если же пищу расположить низко, то рыбы будут выпрыгивать. Долгожители привыкают кормиться в толще воды, как и другие обитатели аквариума. Жители тропиков не переносят низких температур, оптимальной для них является 25-30 0С. При уменьшении тепла всего на несколько градусов возможна их гибель.

dikiymir-zoo.ru

Глава одиннадцатая. Рыбы-снайперы. «Пожарная команда номер раз»

 

Райцентр Москва расположен в северных широтах. И на одинаковом удалении от теплых морских течений: как Гольфстрима (с запада), так и Куро-Сио (с востока). Поэтому московская золотая осень, едва порадовав живописной палитрой увядающей природы, стремится быстро перейти в черно-белую зиму. Только что по поверхности речушек, прудов и каналов плавали красные кленовые и желтые липовые листья, как вдруг оказывалось, что они впаяны в первый хрусткий утренний ледок. Тоненький, легко ломающийся, к полудню тающий без следа, но все-таки предупреждающий: настоящие морозы уже близко.

С изнанки прозрачные ледяные пластинки расчерчивали ледяные перемычки. Они складывались в треугольники, трапеции и ромбы: хоть геометрию по ним изучай. О геометрии, впрочем, думали московские школьники, у которых начался учебный год. Мысли отставного мэра занимала ихтиология. То есть наука о рыбах. Он беспокоился, что амазонские пираньи не выживут в суровых условиях резко континентального климата. До сих пор не было зафиксировано ни одного случая нападения хищных рыбин на жителей райцентра.

Бывший мэр сидел у окна в своем магазине «Скарамангий». Продавщица Светлана переметнулась к конкурентам и теперь добросовестно торговала в «Занзибаре», стараясь даже проявлять взаимную вежливость с покупателями. В «Скарамангий» же народ почти не заглядывал. Поэтому бывший мэр и сидел у окна, тщетно ожидая нашествия пираний на Москву.

Зевнув, он встал, подошел к прилавку, осмотрел весы, подумал, и подкрутил их еще на 50 граммов.

И тут услышал дикий крик.

Он немедленно выбежал на крыльцо и увидел, что на берегу Ушаковской лагуны стоит его заклятый друг — городской бизнесмен, и истошно орет.

— Что, руку в воду сунул? — подбегая, поинтересовался бывший мэр. — Правую, левую? Покажи, какие пальцы отгрызли.

Бизнесмен перестал орать и удивленно покосился на бывшего товарища.

— Ты не в курсе, может, пожарная команда номер раз секретные фонтанчики здесь оборудовала? — спросил он. — А то иду сейчас, курю, и вдруг струя воды прямо в физиономию — шлеп. Не успел ничего понять, как вторая струя по моей сигарете прицельно — хлесть!

И он указал на размокшую сигарету, валявшуюся на прогулочной дорожке.

— Жаль, — сказал бывший мэр. — А ты попробуй, все-таки, руку в воду сунуть. Вдруг нащупаешь там замаскированный сифон.

В ответ на этот призыв городской бизнесмен на пять шагов отошел от кромки воды.

Семиклассник… Извиняемся, уже восьмиклассник Геннадий с удочкой и с «Определителем рыбной фауны» подмышкой в этот момент проходил по берегу Ушаковской лагуны. Завидев хозяев «Ударника» и «Скарамангия», он сбавил ход и остановился на безопасном удалении от дяденек, которые, похоже, собирались подраться.

Закинув удочку, он раскрыл было «Определитель», но насладиться чтением не успел. Поплавок судорожно задергался. Выудив пескаря, Валентин сравнил его с тем, что был нарисован в книге, с удовольствием отметил, что пойманный им пескарь крупнее и вообще симпатичнее нарисованного. После чего снял с крючка свой улов и бросил рыбку обратно в воду.

Клев был просто отличный, несмотря на то, что поблизости бурно ссорились несносные дяденьки. На крючок попалась плотвичка.

— Плотва обыкновенная, или рутилус рутилус линнеус, — с уважением прочитал восьмиклассник. — Семейство карповых. Спина черноватая, с голубым или зеленым отливом, бока и брюхо серебристые, спинной и хвостовой плавники зеленовато-серые с красноватым оттенком. Все совпадает. Иди-ка, дважды рутилус, обратно в воду. Может, дорастешь до карпа, тогда поговорим.

Снова пляшет поплавок, снова Геннадий сверяет свой улов с «Определителем».

— Брызгун, или рыба-стрелок. По-латыни токсотес якулатрикс. Водится в Юго-Восточной Азии. Выпуская изо рта струйку воды, сбивает порхающих в воздухе насекомых. Которыми потом питается.

Прочитав это, восьмиклассник удивился. Только что поблизости раздавались скандальные крики, и вдруг тишина. Оглянувшись, Геннадий обнаружил, что бизнесмен и бывший мэр стоят у него за спиной и через плечо заглядывают в книгу.

— Какая интересная рыбка, — ласково сказал бывший мэр. — Не кусается? А на зубки ее можно посмотреть?

— Тут в книжке ничего не написано, сколько такая красавица может стоить? — проявил коммерческий интерес городской бизнесмен.

Геннадий быстро кинул токсотеса обратно в лагуну и захлопнул «Определитель».

— Головастик-переросток, — быстро сказал он. — Можно сказать, недозревшая лягушка. Ничего интересного. Вы бы, дяденька бывший мэр, лучше на сегодняшнюю газету обратили внимание. Там про вас написано.

С этими словами он вытащил из кармана и развернул свежий выпуск «Московского набата». На первой странице красовалась фотография бывшего мэра. Та самая, которую поэт-редактор сделал в ночь шпионских приключений. Статья под фотографией открывалась заголовком «Расхититель народных сфинксов». Далее следовал фельетон. Разумеется, стихотворный.

В списке врагов бывшего мэра появился еще один. К редактору «Московского набата» добавился продавец «Золотой рыбки». Ведь совершенно очевидно, что продавец зоомагазина вместо пираний подсунул бывшему мэру брызгунов. А от них никакого существенного вреда ожидать не приходится. Разве что по сигаретам из-под воды стреляют. Да вот еще продавщицу Светлану всю забрызгали, когда она по бережку прошлась, покачивая своими золотыми ушными гирьками.

К вечеру участились случаи, когда курильщики, неосторожно приближающиеся к воде, подвергались обстрелу. Причем брызгуны целились именно в огоньки сигарет. Должно быть, принимали их за светящихся насекомых Юго-Восточной Азии. Раз от раза водяные струйки били все дальше и все точнее. Токсотесы, несмотря на то, что оказались в непривычных природных условиях, чувствовали себя превосходно, вымерзать явно не собирались и, как выразился полковник Портупеев, постоянно повышали свои тактико-технические характеристики.

Появление рыбок-стрелков обрадовало братьев-пожарных. Ведь сигарета — причина возгораний. Стало быть, токсотесы, стреляя по курильщикам, снижают вероятность возникновения пожара.

А угрозой внезапных воспламенений близнецы были особенно обеспокоены. Конечно, они продемонстрировали своему областному пожарному начальству статистические данные, по которым выходило, что за 350 лет существования Москвы в ней не случилось ни одного пожара. Начальство разрешило учредить в райцентре добровольную пожарную дружину, которая заменила бы профессионалов-огнеборцев. Возглавить дружину согласился Воин Стратилатович Портупеев. Но скромная помощь, которую в важнейшем деле охраны от огня оказывают тропические рыбки, тоже лишней не оказалась бы.

Тем более, что параболическую антенну на каланче братья уже смонтировали. И по прогнозам ожидались ранние заморозки. Надо льдом пассажирский экраноплан не пойдет.

В общем, приближался момент отъезда.

Владелица козы, питающейся журналами «Здоровье», решила переехать к дочери в Уфу. Естественно, вместе с козой и журнальными подшивками. Свой дом она продала полковнику Портупееву, который немедленно вызвал в Москву свою семью.

Академик Зетов посетил «Горшок», исследовал качество продукции предприятия и пришел к выводу, что здесь могут изготавливать сверхпрочные керамические плиты для облицовки космических кораблей.

М. Б. Пиотровский провел всестороннее научное исследование сфинксов и готов был вернуться в Эрмитаж.

Московский поэт, бывший пожарный, сочинил прощально-напутственный стих, где были такие строки:

«А дружба — тот огонь на маяке спасительном.

К которому не хочется спешить с огнетушителем», — и особенно гордился чередованием звуков «с» и «ш» в последней строчке, которые поэтически имитировали шипение пламегасительных струй.

Наконец, в Москву прибыл последний в этом сезоне экраноплан. Его, как обычно, встречал старушечий хор. Впрочем, не совсем старушечий. Запевалой в «Родном бережке» стала Евфимия Ум-Лампам Виронга.

Провожать пожарных собралась вся Москва, даже пингвин Беллинсгаузен явился. Сначала на экраноплан погрузилась козовладелица с козой и журналами «Здоровье», потом на борт взошли Пиотровский и Зетов с телохранителями. А близнецы все медлили. Им не хотелось уезжать, не сказав добрые слова москвичам. Ведь вместе с жителями райцентра они провернули немало рискованных, но все же полезных дел. Однако братья не обладали талантами ораторов.

— Скажите что-нибудь напоследок, — предложил Нджимба Чиумбе. — Ждем ваших сердечных пожеланий.

— Прячьте спички от детей!!!!!! — хором воскликнули пожарные. А один из них добавил в качестве личного мнения:

— Мы еще вернемся. Не скучайте тут пока.

Беллинсгаузен пронзительно и печально заверещал. «Родной бережок» грянул «На пыльных тропинках далеких планет». Даже сфинксы, как показалось некоторым, прощально кивнули каменными головами. Взревели двигатели экраноплана.

Москва удалялась, уменьшалась, и вскоре совершенно исчезла из вида.

litresp.ru

rulibs.com : Фантастика : Детская фантастика : Глава одиннадцатая. Рыбы-снайперы : Вячеслав Запольских : читать онлайн : читать бесплатно

Глава одиннадцатая. Рыбы-снайперы

Райцентр Москва расположен в северных широтах. И на одинаковом удалении от теплых морских течений: как Гольфстрима (с запада), так и Куро-Сио (с востока). Поэтому московская золотая осень, едва порадовав живописной палитрой увядающей природы, стремится быстро перейти в черно-белую зиму. Только что по поверхности речушек, прудов и каналов плавали красные кленовые и желтые липовые листья, как вдруг оказывалось, что они впаяны в первый хрусткий утренний ледок. Тоненький, легко ломающийся, к полудню тающий без следа, но все-таки предупреждающий: настоящие морозы уже близко.

С изнанки прозрачные ледяные пластинки расчерчивали ледяные перемычки. Они складывались в треугольники, трапеции и ромбы: хоть геометрию по ним изучай. О геометрии, впрочем, думали московские школьники, у которых начался учебный год. Мысли отставного мэра занимала ихтиология. То есть наука о рыбах. Он беспокоился, что амазонские пираньи не выживут в суровых условиях резко континентального климата. До сих пор не было зафиксировано ни одного случая нападения хищных рыбин на жителей райцентра.

Бывший мэр сидел у окна в своем магазине «Скарамангий». Продавщица Светлана переметнулась к конкурентам и теперь добросовестно торговала в «Занзибаре», стараясь даже проявлять взаимную вежливость с покупателями. В «Скарамангий» же народ почти не заглядывал. Поэтому бывший мэр и сидел у окна, тщетно ожидая нашествия пираний на Москву.

Зевнув, он встал, подошел к прилавку, осмотрел весы, подумал, и подкрутил их еще на 50 граммов.

И тут услышал дикий крик.

Он немедленно выбежал на крыльцо и увидел, что на берегу Ушаковской лагуны стоит его заклятый друг — городской бизнесмен, и истошно орет.

— Что, руку в воду сунул? — подбегая, поинтересовался бывший мэр. — Правую, левую? Покажи, какие пальцы отгрызли.

Бизнесмен перестал орать и удивленно покосился на бывшего товарища.

— Ты не в курсе, может, пожарная команда номер раз секретные фонтанчики здесь оборудовала? — спросил он. — А то иду сейчас, курю, и вдруг струя воды прямо в физиономию — шлеп. Не успел ничего понять, как вторая струя по моей сигарете прицельно — хлесть!

И он указал на размокшую сигарету, валявшуюся на прогулочной дорожке.

— Жаль, — сказал бывший мэр. — А ты попробуй, все-таки, руку в воду сунуть. Вдруг нащупаешь там замаскированный сифон.

В ответ на этот призыв городской бизнесмен на пять шагов отошел от кромки воды.

Семиклассник… Извиняемся, уже восьмиклассник Геннадий с удочкой и с «Определителем рыбной фауны» подмышкой в этот момент проходил по берегу Ушаковской лагуны. Завидев хозяев «Ударника» и «Скарамангия», он сбавил ход и остановился на безопасном удалении от дяденек, которые, похоже, собирались подраться.

Закинув удочку, он раскрыл было «Определитель», но насладиться чтением не успел. Поплавок судорожно задергался. Выудив пескаря, Валентин сравнил его с тем, что был нарисован в книге, с удовольствием отметил, что пойманный им пескарь крупнее и вообще симпатичнее нарисованного. После чего снял с крючка свой улов и бросил рыбку обратно в воду.

Клев был просто отличный, несмотря на то, что поблизости бурно ссорились несносные дяденьки. На крючок попалась плотвичка.

— Плотва обыкновенная, или рутилус рутилус линнеус, — с уважением прочитал восьмиклассник. — Семейство карповых. Спина черноватая, с голубым или зеленым отливом, бока и брюхо серебристые, спинной и хвостовой плавники зеленовато-серые с красноватым оттенком. Все совпадает. Иди-ка, дважды рутилус, обратно в воду. Может, дорастешь до карпа, тогда поговорим.

Снова пляшет поплавок, снова Геннадий сверяет свой улов с «Определителем».

— Брызгун, или рыба-стрелок. По-латыни токсотес якулатрикс. Водится в Юго-Восточной Азии. Выпуская изо рта струйку воды, сбивает порхающих в воздухе насекомых. Которыми потом питается.

Прочитав это, восьмиклассник удивился. Только что поблизости раздавались скандальные крики, и вдруг тишина. Оглянувшись, Геннадий обнаружил, что бизнесмен и бывший мэр стоят у него за спиной и через плечо заглядывают в книгу.

— Какая интересная рыбка, — ласково сказал бывший мэр. — Не кусается? А на зубки ее можно посмотреть?

— Тут в книжке ничего не написано, сколько такая красавица может стоить? — проявил коммерческий интерес городской бизнесмен.

Геннадий быстро кинул токсотеса обратно в лагуну и захлопнул «Определитель».

— Головастик-переросток, — быстро сказал он. — Можно сказать, недозревшая лягушка. Ничего интересного. Вы бы, дяденька бывший мэр, лучше на сегодняшнюю газету обратили внимание. Там про вас написано.

С этими словами он вытащил из кармана и развернул свежий выпуск «Московского набата». На первой странице красовалась фотография бывшего мэра. Та самая, которую поэт-редактор сделал в ночь шпионских приключений. Статья под фотографией открывалась заголовком «Расхититель народных сфинксов». Далее следовал фельетон. Разумеется, стихотворный.

В списке врагов бывшего мэра появился еще один. К редактору «Московского набата» добавился продавец «Золотой рыбки». Ведь совершенно очевидно, что продавец зоомагазина вместо пираний подсунул бывшему мэру брызгунов. А от них никакого существенного вреда ожидать не приходится. Разве что по сигаретам из-под воды стреляют. Да вот еще продавщицу Светлану всю забрызгали, когда она по бережку прошлась, покачивая своими золотыми ушными гирьками.

К вечеру участились случаи, когда курильщики, неосторожно приближающиеся к воде, подвергались обстрелу. Причем брызгуны целились именно в огоньки сигарет. Должно быть, принимали их за светящихся насекомых Юго-Восточной Азии. Раз от раза водяные струйки били все дальше и все точнее. Токсотесы, несмотря на то, что оказались в непривычных природных условиях, чувствовали себя превосходно, вымерзать явно не собирались и, как выразился полковник Портупеев, постоянно повышали свои тактико-технические характеристики.

Появление рыбок-стрелков обрадовало братьев-пожарных. Ведь сигарета — причина возгораний. Стало быть, токсотесы, стреляя по курильщикам, снижают вероятность возникновения пожара.

А угрозой внезапных воспламенений близнецы были особенно обеспокоены. Конечно, они продемонстрировали своему областному пожарному начальству статистические данные, по которым выходило, что за 350 лет существования Москвы в ней не случилось ни одного пожара. Начальство разрешило учредить в райцентре добровольную пожарную дружину, которая заменила бы профессионалов-огнеборцев. Возглавить дружину согласился Воин Стратилатович Портупеев. Но скромная помощь, которую в важнейшем деле охраны от огня оказывают тропические рыбки, тоже лишней не оказалась бы.

Тем более, что параболическую антенну на каланче братья уже смонтировали. И по прогнозам ожидались ранние заморозки. Надо льдом пассажирский экраноплан не пойдет.

В общем, приближался момент отъезда.

Владелица козы, питающейся журналами «Здоровье», решила переехать к дочери в Уфу. Естественно, вместе с козой и журнальными подшивками. Свой дом она продала полковнику Портупееву, который немедленно вызвал в Москву свою семью.

Академик Зетов посетил «Горшок», исследовал качество продукции предприятия и пришел к выводу, что здесь могут изготавливать сверхпрочные керамические плиты для облицовки космических кораблей.

М. Б. Пиотровский провел всестороннее научное исследование сфинксов и готов был вернуться в Эрмитаж.

Московский поэт, бывший пожарный, сочинил прощально-напутственный стих, где были такие строки:

«А дружба — тот огонь на маяке спасительном.

К которому не хочется спешить с огнетушителем», — и особенно гордился чередованием звуков «с» и «ш» в последней строчке, которые поэтически имитировали шипение пламегасительных струй.

Наконец, в Москву прибыл последний в этом сезоне экраноплан. Его, как обычно, встречал старушечий хор. Впрочем, не совсем старушечий. Запевалой в «Родном бережке» стала Евфимия Ум-Лампам Виронга.

Провожать пожарных собралась вся Москва, даже пингвин Беллинсгаузен явился. Сначала на экраноплан погрузилась козовладелица с козой и журналами «Здоровье», потом на борт взошли Пиотровский и Зетов с телохранителями. А близнецы все медлили. Им не хотелось уезжать, не сказав добрые слова москвичам. Ведь вместе с жителями райцентра они провернули немало рискованных, но все же полезных дел. Однако братья не обладали талантами ораторов.

— Скажите что-нибудь напоследок, — предложил Нджимба Чиумбе. — Ждем ваших сердечных пожеланий.

— Прячьте спички от детей!!!!!! — хором воскликнули пожарные. А один из них добавил в качестве личного мнения:

— Мы еще вернемся. Не скучайте тут пока.

Беллинсгаузен пронзительно и печально заверещал. «Родной бережок» грянул «На пыльных тропинках далеких планет». Даже сфинксы, как показалось некоторым, прощально кивнули каменными головами. Взревели двигатели экраноплана.

Москва удалялась, уменьшалась, и вскоре совершенно исчезла из вида.

rulibs.com

Глава одиннадцатая. Рыбы-снайперы

Райцентр Москва расположен в северных широтах. И на одинаковом удалении от теплых морских течений: как Гольфстрима (с запада), так и Куро-Сио (с востока). Поэтому московская золотая осень, едва порадовав живописной палитрой увядающей природы, стремится быстро перейти в черно-белую зиму. Только что по поверхности речушек, прудов и каналов плавали красные кленовые и желтые липовые листья, как вдруг оказывалось, что они впаяны в первый хрусткий утренний ледок. Тоненький, легко ломающийся, к полудню тающий без следа, но все-таки предупреждающий: настоящие морозы уже близко.

С изнанки прозрачные ледяные пластинки расчерчивали ледяные перемычки. Они складывались в треугольники, трапеции и ромбы: хоть геометрию по ним изучай. О геометрии, впрочем, думали московские школьники, у которых начался учебный год. Мысли отставного мэра занимала ихтиология. То есть наука о рыбах. Он беспокоился, что амазонские пираньи не выживут в суровых условиях резко континентального климата. До сих пор не было зафиксировано ни одного случая нападения хищных рыбин на жителей райцентра.

Бывший мэр сидел у окна в своем магазине «Скарамангий». Продавщица Светлана переметнулась к конкурентам и теперь добросовестно торговала в «Занзибаре», стараясь даже проявлять взаимную вежливость с покупателями. В «Скарамангий» же народ почти не заглядывал. Поэтому бывший мэр и сидел у окна, тщетно ожидая нашествия пираний на Москву.

Зевнув, он встал, подошел к прилавку, осмотрел весы, подумал, и подкрутил их еще на 50 граммов.

И тут услышал дикий крик.

Он немедленно выбежал на крыльцо и увидел, что на берегу Ушаковской лагуны стоит его заклятый друг – городской бизнесмен, и истошно орет.

– Что, руку в воду сунул? – подбегая, поинтересовался бывший мэр. – Правую, левую? Покажи, какие пальцы отгрызли.

Бизнесмен перестал орать и удивленно покосился на бывшего товарища.

– Ты не в курсе, может, пожарная команда номер раз секретные фонтанчики здесь оборудовала? – спросил он. – А то иду сейчас, курю, и вдруг струя воды прямо в физиономию – шлеп. Не успел ничего понять, как вторая струя по моей сигарете прицельно – хлесть!

И он указал на размокшую сигарету, валявшуюся на прогулочной дорожке.

– Жаль, – сказал бывший мэр. – А ты попробуй, все-таки, руку в воду сунуть. Вдруг нащупаешь там замаскированный сифон.

В ответ на этот призыв городской бизнесмен на пять шагов отошел от кромки воды.

Семиклассник... Извиняемся, уже восьмиклассник Геннадий с удочкой и с «Определителем рыбной фауны» подмышкой в этот момент проходил по берегу Ушаковской лагуны. Завидев хозяев «Ударника» и «Скарамангия», он сбавил ход и остановился на безопасном удалении от дяденек, которые, похоже, собирались подраться.

Закинув удочку, он раскрыл было «Определитель», но насладиться чтением не успел. Поплавок судорожно задергался. Выудив пескаря, Валентин сравнил его с тем, что был нарисован в книге, с удовольствием отметил, что пойманный им пескарь крупнее и вообще симпатичнее нарисованного. После чего снял с крючка свой улов и бросил рыбку обратно в воду.

Клев был просто отличный, несмотря на то, что поблизости бурно ссорились несносные дяденьки. На крючок попалась плотвичка.

– Плотва обыкновенная, или рутилус рутилус линнеус, – с уважением прочитал восьмиклассник. – Семейство карповых. Спина черноватая, с голубым или зеленым отливом, бока и брюхо серебристые, спинной и хвостовой плавники зеленовато-серые с красноватым оттенком. Все совпадает. Иди-ка, дважды рутилус, обратно в воду. Может, дорастешь до карпа, тогда поговорим.

Снова пляшет поплавок, снова Геннадий сверяет свой улов с «Определителем».

– Брызгун, или рыба-стрелок. По-латыни токсотес якулатрикс. Водится в Юго-Восточной Азии. Выпуская изо рта струйку воды, сбивает порхающих в воздухе насекомых. Которыми потом питается.

Прочитав это, восьмиклассник удивился. Только что поблизости раздавались скандальные крики, и вдруг тишина. Оглянувшись, Геннадий обнаружил, что бизнесмен и бывший мэр стоят у него за спиной и через плечо заглядывают в книгу.

– Какая интересная рыбка, – ласково сказал бывший мэр. – Не кусается? А на зубки ее можно посмотреть?

– Тут в книжке ничего не написано, сколько такая красавица может стоить? – проявил коммерческий интерес городской бизнесмен.

Геннадий быстро кинул токсотеса обратно в лагуну и захлопнул «Определитель».

– Головастик-переросток, – быстро сказал он. – Можно сказать, недозревшая лягушка. Ничего интересного. Вы бы, дяденька бывший мэр, лучше на сегодняшнюю газету обратили внимание. Там про вас написано.

С этими словами он вытащил из кармана и развернул свежий выпуск «Московского набата». На первой странице красовалась фотография бывшего мэра. Та самая, которую поэт-редактор сделал в ночь шпионских приключений. Статья под фотографией открывалась заголовком «Расхититель народных сфинксов». Далее следовал фельетон. Разумеется, стихотворный.

В списке врагов бывшего мэра появился еще один. К редактору «Московского набата» добавился продавец «Золотой рыбки». Ведь совершенно очевидно, что продавец зоомагазина вместо пираний подсунул бывшему мэру брызгунов. А от них никакого существенного вреда ожидать не приходится. Разве что по сигаретам из-под воды стреляют. Да вот еще продавщицу Светлану всю забрызгали, когда она по бережку прошлась, покачивая своими золотыми ушными гирьками.

К вечеру участились случаи, когда курильщики, неосторожно приближающиеся к воде, подвергались обстрелу. Причем брызгуны целились именно в огоньки сигарет. Должно быть, принимали их за светящихся насекомых Юго-Восточной Азии. Раз от раза водяные струйки били все дальше и все точнее. Токсотесы, несмотря на то, что оказались в непривычных природных условиях, чувствовали себя превосходно, вымерзать явно не собирались и, как выразился полковник Портупеев, постоянно повышали свои тактико-технические характеристики.

Появление рыбок-стрелков обрадовало братьев-пожарных. Ведь сигарета – причина возгораний. Стало быть, токсотесы, стреляя по курильщикам, снижают вероятность возникновения пожара.

А угрозой внезапных воспламенений близнецы были особенно обеспокоены. Конечно, они продемонстрировали своему областному пожарному начальству статистические данные, по которым выходило, что за 350 лет существования Москвы в ней не случилось ни одного пожара. Начальство разрешило учредить в райцентре добровольную пожарную дружину, которая заменила бы профессионалов-огнеборцев. Возглавить дружину согласился Воин Стратилатович Портупеев. Но скромная помощь, которую в важнейшем деле охраны от огня оказывают тропические рыбки, тоже лишней не оказалась бы.

Тем более, что параболическую антенну на каланче братья уже смонтировали. И по прогнозам ожидались ранние заморозки. Надо льдом пассажирский экраноплан не пойдет.

В общем, приближался момент отъезда.

Владелица козы, питающейся журналами «Здоровье», решила переехать к дочери в Уфу. Естественно, вместе с козой и журнальными подшивками. Свой дом она продала полковнику Портупееву, который немедленно вызвал в Москву свою семью.

Академик Зетов посетил «Горшок», исследовал качество продукции предприятия и пришел к выводу, что здесь могут изготавливать сверхпрочные керамические плиты для облицовки космических кораблей.

М. Б. Пиотровский провел всестороннее научное исследование сфинксов и готов был вернуться в Эрмитаж.

Московский поэт, бывший пожарный, сочинил прощально-напутственный стих, где были такие строки:

«А дружба – тот огонь на маяке спасительном,

К которому не хочется спешить с огнетушителем», – и особенно гордился чередованием звуков «с» и «ш» в последней строчке, которые поэтически имитировали шипение пламегасительных струй.

Наконец, в Москву прибыл последний в этом сезоне экраноплан. Его, как обычно, встречал старушечий хор. Впрочем, не совсем старушечий. Запевалой в «Родном бережке» стала Евфимия Ум-Лампам Виронга.

Провожать пожарных собралась вся Москва, даже пингвин Беллинсгаузен явился. Сначала на экраноплан погрузилась козовладелица с козой и журналами «Здоровье», потом на борт взошли Пиотровский и Зетов с телохранителями. А близнецы все медлили. Им не хотелось уезжать, не сказав добрые слова москвичам. Ведь вместе с жителями райцентра они провернули немало рискованных, но все же полезных дел. Однако братья не обладали талантами ораторов.

– Скажите что-нибудь напоследок, – предложил Нджимба Чиумбе. – Ждем ваших сердечных пожеланий.

– Прячьте спички от детей!!!!!! – хором воскликнули пожарные. А один из них добавил в качестве личного мнения:

– Мы еще вернемся. Не скучайте тут пока.

Беллинсгаузен пронзительно и печально заверещал. «Родной бережок» грянул «На пыльных тропинках далеких планет». Даже сфинксы, как показалось некоторым, прощально кивнули каменными головами. Взревели двигатели экраноплана.

Москва удалялась, уменьшалась, и вскоре совершенно исчезла из вида.

Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 55 | Нарушение авторских прав

Читайте в этой же книге: Глава первая, почти целиком вводная | Глава вторая. Тут уже начинают разворачиваться кое-какие события | Глава третья. Антарктическая ферма | Глава четвертая. Финиковые пальмы на берегах Невы, и прочие сенсации | Глава пятая. Воспоминания о Спартаке | Глава шестая. Клад Пугачева | Глава седьмая. Гранитное молчание сфинксов | Глава восьмая. Марс становится ближе, а сфинксы – дальше | Глава девятая. Прощание с резиновыми сапогами и встреча с интересными людьми | Пан Вогник |mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.055 сек.)

mybiblioteka.su


Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..